Мне подарили

23:10 11.01.2016

В интернете опровергли фейк о путинском шоколаде от фабрики Порошенко

Понедельник, 11 января 2016, 16:59

Распространенная некоторыми СМИ информация о том, что липецкая фабрика Roshen, принадлежащая президенту Украины Петру Порошенко, выпускает шоколад, на обертке которого размещен президент РФ Владимир Путин, оказалась фейковой.

Об этом пишут в Twitter "Шкварки News".

"Полетела шоколадная зрада. Но видать кто-то с кем-то не договорился... и "зрада" вышла в разном исполнении", — отмечается в сообщении, где опубликованы настоящий и фейковый варианты обертки.

Ранее некоторые СМИ распространили информацию о том, что липецкий филиал Roshen выпускает шоколадки с "добрым Путиным". Свой материал проиллюстрировали фотографиями сладости. Источником новости якобы стали фото в соцсетях, которые выложили украинцы, гостившие в России.

На Липецкой кондитерской фабрике Roshen также подтвердили, что не имеют никакого отношения к данной продукции, подчеркнув, что вообще шоколад не выпускают.

Стоит отметить, что шоколад из серии "Президент. Добрейшей души человек", где российский президент Владимир Путин изображен в стилистике поп-арта, действительно существует, его производят в Санкт-Петербурге уже больше года.

Как сообщал "Апостроф", крупная торговая сеть "Ашан" заявила об отказе продавать торты компании Roshen, принадлежащей президенту Украины Петру Порошенко.

В интернете опубликовали фотографию уличного объявления, в котором предлагают желающим купить торговую сеть Roshen, принадлежащую президенту Украины Петру Порошенко.

23:06 11.01.2016

В Сети появились возмутительные фотографии шоколадок корпорации «Рошен», на которых изображен президент Российской Федерации Владимир Путин. Серия сладостей называется «Президент. Добрейшей души человек». Автор изображения Путина, который молоком поит олененка, является Алексей Сергиенко. Такие сувенирные шоколадки производят на фабрике «Рошен» в российском Липецке.

Фото в соцсетях выложили украинцы, которые недавно посетили Россию. Такую новость передает «Пресса Украины».

Как известно, владельцем корпорации «Рошен» является президент Украины Петр Порошенко, который еще во время предвыборной кампании обещал продать предприятие в случае победы на выборах.

Напомним, президент Украины Петр Порошенко оценил и выставил на продажу свою кондитерскую корпорацию Roshen, однако в сложившихся условиях, его практически невозможно продать.

О «проблемном» бизнесе президента рассказал СМИ первый заместитель председателя фракции БПП Игорь Кононенко.

Как пояснил депутат, Roshen не продается по двум причинам: из-за стоимости самой корпорации, а также из-за стагнирующей экономики Украины.

«Корпорация Roshen — большой бизнес. Его стоимость — сотни миллионов долларов. Во-первых, такой бизнес быстро не продается в принципе, во-вторых, через нестабильность и стагнацию экономики в нашей стране любой бизнес продать довольно сложно, если не сказать невозможно», — пояснил Кононенко.

22:37 04.01.2016

КОНДОМЫ В ПОГОНАХ

Российские спецслужбы открыли сезон охоты на исполнителей агрессии против Украины. Практически одновременная кончина двух высокопоставленных российских генералов логично вписывается в модель поведения Кремля. После смерти генерала Сергуна (аннексия Крыма, планирование операций в Донбассе) и генерала ВДВ Шушукина (аннексия Крыма) под прицелом практически все оставшиеся члены высшего военного руководства РФ, непосредственно отдававшие команды.

Перечисленные генералы не стали первыми жертвами охоты, но возглавили список высокопоставленных инструментов непосредственно в российском генералитете. Задолго до них бесследно исчезли сотни людей, так или иначе причастных к войне против Украины. Российскими спецслужбами ликвидированы главари террористов Донбасса Беднов, Мозговой, Ищенко, Дремов. Экипаж российского БУКа, сбивший MH17, вероятнее всего, тоже закопан глубоко в ростовскую землю. Список использованных и выброшенных постоянно обновляется.

Скончавшийся 52-летний генерал Шушукин занимал должность заместителя начальника штаба ВДВ РФ с 2013 года. Вместе с 59-летним генералом Сергуном, возглавившим ГРУ в 2011 году, они были основными инструментами в руках начальника Генштаба РФ Валерия Герасимова и министра обороны РФ Сергея Шойгу во время аннексии украинского Крыма и войны в Донбассе. Сергун, ко всему прочему, был одним из главных источников информации для Владимира Путина — в задачи начальника Главного управления ГШ входит информирование главы государства с целью принятия президентом необходимых решений. Фактически он был свидетелем и главным исполнителем всех тайных операций РФ в Украине — начиная от захвата Славянска, заканчивая общевойсковым вторжением в августе 2014 года. К несчастью Сергуна, он не был давним знакомым Путина, а лишь выступал инструментом.

В российском военном руководстве есть только несколько фамилий, которые вряд ли в ближайшее время "скоропостижно скончаются" — так называемая неприкасаемая четверка: министр обороны Шойгу, директор ФСБ Бортников, глава Службы внешней разведки Фрадков и начальник Генштаба Герасимов. Все четверо входят в ближайшее окружение Путина, являются его друзьями (Герасимов — близкий друг Шойгу) и на скамью подсудимых, если до того дойдет, пойдут вместе с главой РФ. Впрочем, любой из них может оказаться в группе риска, если решит покинуть Семью.

И хотя рано или поздно охота российских спецслужб на исполнителей воли Кремля закончится и страх выживших непричастных уляжется, следующая партия исполнителей должна отдавать себе отчет, что орудия убийства не успеют воспользоваться надбавкой к материальному обеспечению "за вредные условия работы" в Украине. Ведь только дилетанты решают проблему следов преступления, смывая последствия с орудия убийства. Школа Путина учит избавляться от самого инструмента.

Нет сомнений, что неприкасаемая четверка во главе со своим лидером с неподдельным сочувствием отнесется к внезапным сердечным проблемам подчиненных. Двойная смерть ключевых российских генералов — случайность и стечение обстоятельств. Освоив машину пропаганды, московский режим никогда не будет иметь недостатка в желающих умереть.

Петр Шуклинов

Журналист ЛІГАБізнесІнформ
11:11 04.01.2016
Андрій Марченко опубликовал запись в сообщество « ЗаБеГаЛоВкА »

Скандал: немцам показали фашиста Путина.

Человек власти Путин. Русский перевод(субтитры) фильма ZDF

Метки: Путин, немцы, фашист, фильм ZDF
22:40 17.11.2015
Андрій Марченко опубликовал запись в сообщество « ЗаБеГаЛоВкА »

Цитаты великих экономистов

Цена барреля нефти ОПЕК упала ниже $40

"

Средняя стоимость барреля нефти, проданного странами ОПЕК, упала ниже $40. Такой показатель зафиксирован впервые с 2009 года и может послужить толчком к пересмотру политики картеля, замечает Bloomberg.

Средняя стоимость барреля нефти, проданного участниками организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), упала ниже $40 впервые с 2009 года, сообщает Bloomberg со ссылкой на данные организации. Согласно им, в минувшую пятницу, 13 ноября, стоимость так называемой корзины ОПЕК упала до $39,21.

Корзина ОПЕК — это среднее значение спотовых цен для сортов нефти, производимых двенадцатью участниками ОПЕК. Как правило, это значение ниже международных нефтяных фьючерсов, замечает Bloomberg.

Со ссылкой на главу Международного энергетического агентства (МЭА) Фатиха Бироля агентство отмечает, что при нынешних ценах на нефть годовая выручка картеля может снизиться до $550 млрд по сравнению со средним показателем в более чем $1 млрд за последние пять лет. По прогнозам МЭА, даже Саудовская Аравия — крупнейший член картеля — столкнется с бюджетным дефицитом в текущем году в более чем 20% ВВП.


Агентство подчеркивает, что министры стран ОПЕК встретятся 4 декабря в Вене, где обсудят текущую ситуацию. Bloomberg не исключает, что снижение доходов стран-членов ОПЕК и сохраняющиеся низкие цены на нефть могут подтолкнуть участников картеля пересмотреть свою политику в отношении квот на добычу нефти.

Декабрьский фьючерс нефти марки Brent на Лондонской бирже по состоянию на 22:45 мск составлял $44,77 за баррель. В это же время нефть WTI торговалась на бирже в Нью-Йорке на уровне $41,88.

Согласно недавним прогнозам Международного энергетического агентства, стоимость нефти вряд ли достигнет $80 за баррель в ближайшие пять лет, несмотря на беспрецедентное сокращение инвестиций в отрасль. «Мы ожидаем, что увидим постепенное увеличение стоимости до $80 примерно к 2020 году», — пояснили в агентстве.

Метки: прогноз, Путин, цена, нефть
21:56 29.06.2015
Андрій Марченко опубликовал запись в сообщество « ЗаБеГаЛоВкА »

Маразм крепчает!

Женщина из России решила назвать сына Торпут — Торжество Путина

После Бебелин, Пестелин и Даздраперм наступает новая эпоха наименований российских детей. Светлана Мишурова из города Воронеж решила назвать своего сына Торпут — Торжество Путина, поскольку считает, что президент Путин единственный спаситель России.

Женщина обратилась в паспортный стол, с тем, чтобы изменить имя своего сына на новое. Она также сообщила, что собиралась сделать это при рождении сына, но ее мама отговорила дочь, считая Путина исчадием ада. Однако позже, утвердившись в православии мама Светланы изменила свое мнение о Путине на противоположное и теперь согласна, чтобы у нее был внучек Торпут.

Метки: россия, Путин, имена, повторение
00:31 04.05.2015

Кремль победил всех врагов, движение за модернизацию разгромлено, захват Крыма и агрессия в Украине дали режиму Путина нужную народную шовинистическую поддержку, и теперь казенная пропаганда требует, обвязавшись георгиевскими лентами, дружно отмечать 70-летие "Победы в Великой Отечественной войне".На самом деле, не празднуется ли группировкой Путина победа их консервативной контрреволюции (очень похожей на торжество клерикального фашизма) над ее оппонентами?

Где в XX веке корни постоянного торжества традиционалистской реакции, ее побед над сторонниками европеизации России?

Отчего Россия "вечная раба" номенклатурной бюрократии?

В программе "Лицом к событию" — историк, бывший народный депутат СССР и России профессор Юрий Афанасьев. Вел передачу Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Сегодня в нашей студии историк Юрий Афанасьев. Говорить мы будем о том, какую победу отпразднует Россия, какую победу отпразднует режим Владимира Путина. Я начну с такого личного вопроса: 9 мая 1945 года, вы человек не самый молодой, какие у вас личные впечатления, воспоминания, связанные с этим днем?

Юрий Афанасьев: Я думаю, что в этом смысле по отношению к празднику 9 мая я мало чем отличаюсь от подавляющего большинства людей моего возраста. Я считал этот праздник одним из самых важных, знаменательных. Всегда относился к этому празднику, к этой дате с великим почтением. В этом смысле, мне кажется, как и большинство моих сверстников.

Михаил Соколов: А где вы были тогда?

Юрий Афанасьев: Дело в том, что если говорить о самом дней 9 мая 1945 года, я был в Майне — это там, где я родился, это небольшой поселок в Ульяновской области. Я очень хорошо, как это ни странно, запомнил этот день. Это был пасмурный очень день, накрапывал дождь. Я вышел не очень рано, около 9 часов, на улицу и застал такую картину: у каждого из домов близлежащих стояла какая-то группа женщин небольшая, видимо, бабушка, мать, может быть кто-то из детей и навзрыд плакали с причитаниями. Мне это показалось очень странным. Но все, то есть никакого ликования, никакой радости, наоборот, плачь с причитаниями, как обычно плачут на похоронах. И тут я узнал, в чем дело — война кончилась.

Михаил Соколов: А что же плачут, раз кончилась?

Юрий Афанасьев: Дело в том, каждый кого-то лишился в этой войне, в каждой семье буквально был кто-то, или отец, или брат, или сын, не пришедшие с войны. И почему-то именно в этот день такие рыдания были. Мне это очень запомнилось.

Михаил Соколов: Юрий Николаевич, новость дня, когда мы с вами разговариваем, в городе Уссурийске, как пишут, к 70-летию победы установили мемориальную доску. Как вы думаете, памяти кого? Иосифа Сталина. Объясняют, что на улицу Ленинградская, которая раньше называлась Сталинградская в этом городе, был торжественный митинг. Самое интересное, что установлена она по результатам общественных слушаний, где большинство присутствовавших жителей Уссурийска одобрили установку этого памятного знака. Как вам это?

Юрий Афанасьев: Я считаю, что в обстановке происходящего сейчас — это вполне нормальное рядовое событие. Удивляться можно только тому, почему только в Уссурийске, а не вообще повсеместно. Вполне могло быть и повсеместно, в каждом поселке, городе могли устанавливать такие доски. Потому что обстановка в стране сейчас такая, без краткой характеристики которой в принципе невозможно понять, что такое война, каково место этого события, этого явления в нашей истории, в нашей современности. Потому что эта обстановка сегодняшняя характеризуется крайней болезненностью всего общества. Я сказал "общества", хотя никакого общества российского сейчас нет, есть население, хуже того или более того есть человеко-масса, которую обществом назвать нельзя. Эта человеко-масса находится в состоянии ощущения полного хаоса, причем хаоса не столько в смысле стагнирующей экономики, финансового положения, когда рубль падает, инфляция увеличивается, реальные доходы уменьшились почти в два раза у населения. Но самое главное — состояние психики.

Михаил Соколов: Люди это не чувствуют многие, судя по опросам, говорят — зато Крым наш, зато мы братьям помогаем на Украине воевать с фашистским режимом.

Юрий Афанасьев: Это такие публичные демонстративные заявления скорее — "Крым наш". А то, что реальные доходы сократились почти на 30%, люди это чувствуют.

Михаил Соколов: Но они себя утешают — "Крым наш, мы противостоим всему Западу".

Юрий Афанасьев: Деваться некуда, надо же чем-то жить. И надо жить не только сплошной "чернухой2 в смысле настроения и самоощущения, но и таким искусственным взбадриванием себя. И это взбадривание искусственное и на публику. Потому что состояние населения в целом, я считаю, что иначе как клинически больным, если применительно к одному человеку, то болезненность, требующая стационарного решения, а не амбулаторного. Но общество испытывает такое состояние всеобщей с одной стороны угнетенности, растерянности, потери ориентиров, ощущение хаоса и в то же время желание прибиться к какому-то полюсу порядка, к полюсу стабильности или к полюсу надежды. Как это ни странно, выбирают такую ценность, как победа, чтобы за нее хотя бы ухватиться как за нечто, что для многих людей не подлежит сомнению, как за какое-то скальное твердое основание ухватиться за него. А на деле получается, что не хватается за рухлядь, за ложь, за обман, который называется великой победой.

Михаил Соколов: А что, не было "Великой победы", скажут эти люди вам?

Юрий Афанасьев: Великая победа была, великая победа над нацизмом, она была как исторический факт — это бесспорно. Но это была победа очень амбивалентна по своей сущности. Сущность ее была в противоречии, причем в противоречии таком, когда обе стороны противоречия истинные, но прямо противоположны одна другой. То есть с одной стороны победа над нацизмом, с другой стороны покорение пол-Европы и утверждение еще в большей силе, чем до этой победы, сталинизма внутри страны.

Михаил Соколов: Получилось так, что ненавидя Сталина, огромное количество людей в Советском Союзе сделало выбор в пользу этого режима, хотя понимали, что победа его укрепит, и он будет продолжать свое существование, продолжать репрессии. И это, несмотря на жертвы коллективизации, на жертвы красного террора и так далее. У вас есть как у историка объяснение этому выбору?

Юрий Афанасьев: Этот тот же самый выбор болезненного общества, болезненного русским ресантиментом. То есть в людском сообществе в наши дни сосредоточилось такое количество горя, невзгод, потерь, утрат, униженности, оскорбленности, причем сосредоточилось, сфокусировалось на одном довольно коротком временном отрезке. Это как раз людей заставляет искать хоть какую-то надежду. Им кажется, что именно власть способна предоставить им эту надежду. Тем более, что власть научилась себя вести по отношению к такому болезненному состоянию общества.

В последние 10 лет как минимум, как это ни странно, наряду с непрекращающимся не просто давлением, не просто насилием на это людское общество, это давление и насилие над обществом сопровождалось фактическим улучшением качества жизни большого количества людей. Причем тот факт, что это улучшение жизни опять, как это ни покажется парадоксальным, было по существу подкупом этого самого населения.

Михаил Соколов: Крохи от нефтяного пирога дали.

Юрий Афанасьев: Нефтяного пирога и с другой стороны продажностью большой части, если не большинства этого населения этой власти. Дело в том, что это людское сообщество, тотально отрешенное от свободного доступа к ресурсам страны. Этот доступ монопольно, тотально захватила власть.

Михаил Соколов: Владимир Путин это делает, распределяет эти ресурсы.

Юрий Афанасьев: Именно так. Причем Путин распределяет ресурсы довольно умело по искусственно созданным сословиям, все по ранжиру, что называется. На первом месте силовые структуры, полиция, органы так называемого правосудия, чиновники, бюрократия советская и так далее.

Михаил Соколов: На первом месте друзья Владимира Путина.

Юрий Афанасьев: Естественно, я просто опустил эту погрешность, на первом месте, конечно, личные друзья. Фигурально говоря, это кооператив "Озеро".

Так же он в расширенном виде представлен мощным концерном государственно-частных корпораций, которые фактически играют роль мощных скреп финансово-экономических и административных, которые, распределяя эти ресурсы соответствующим образом.

Они держат подавляющее большинство российского населения в социальном состоянии клиентелы, если говорить на языке античности, холопов, если говорить на языке удельных княжеств еще до царской России, крепостных и рабов. Такие характеристики звучат обидно, почти оскорбительно. Я представляю слушателей, которые слышат это.

Михаил Соколов: Они скажут: "Пришел русофоб Афанасьев, нас обижает".

Юрий Афанасьев: Дело в том, что по-другому они не могут сказать, потому что никто из них на самом деле не ощущает себя ни клиентелой, ни холопами, ни рабами тем более.

Но люди, которые никогда в своей жизни не испытывали чувство и состояние свободного, независимого автономного труда, а всегда были в стопроцентной власти зависимости, эти люди и не знают на опыте другого, кроме этого состояния власти зависимости в разном качестве, клиентелы или холопства, или служащего, или какого-то проектного бюро, возможно, или какого-то даже высокопоставленного служащего.

В том числе и некоторые из олигархов в сущности тоже власти зависимые. И несмотря на то, что они много чего имеют, пользуются, владеют и распоряжаются, на самом деле и они такие же холопы.

Митинг протеста в Москве против попытки переворота в Вильнюсе, 13 января 1991 г.Митинг протеста в Москве против попытки переворота в Вильнюсе, 13 января 1991 г.

Михаил Соколов: Так ведь был такой Дерипаска, который сказал: если государство скажет, я все верну. Это временные держатели.

Юрий Афанасьев: Не только Дерипаска, это очень многие это делают. Потому что они-то понимают, что если бы они хотели уцепиться за то, чем они владеют, распоряжаются и пользуются, при малейшем движении брови или ока государева они лишаются или могут лишиться всего, вплоть до свободы.

Михаил Соколов: То есть принципы сталинские перемешивания людей, абсолютной уязвимости, они продолжают действовать и при Владимире Путине сейчас, но помягче.

Юрий Афанасьев: Только в большей мере и в более усугубленной в сторону негатива форме. Ведь дело в том, что все это владение, пользование и распоряжение огромными ресурсами какой-то группой людей основывается кроме всего еще и на абсолютном тотальном криминале, и на абсолютной аморальности.

Михаил Соколов: Сталинский режим тоже был криминален и аморален абсолютно.

Юрий Афанасьев: Это верно. С точки зрения утилитарного эгоизма ситуация была другой. И даже высокопоставленные чиновники не владели таким количеством имущества движимого и недвижимого, каким владеют сейчас на основе почти узаконенного, почти правового характера. В этом большое отличие. Все-таки в сталинские времена большая часть ресурсов шла на производительное начало, производительное жизнеустройство общества, поскольку надо было строить современную армию, иметь современное вооружение для подготовки к противостоянию и войне против капитализма.

Михаил Соколов: Сейчас Владимир Путин тоже увеличивает военные расходы буквально в несколько раз за последнее время при сокращении социальных расходов, чтобы противостоять, как он считает, Западу, чтобы отстаивать захваченный Крым, чтобы воевать, видимо, и дальше на Украине.

Юрий Афанасьев: Совершенно верно. В самое последнее время именно это и происходит. Но опять же происходит гораздо больше, чем перераспределение ресурсов и доходов от ресурсов, ренты природный в пользу милитаризма за счет социума. Но дело в том, что в последние годы путинские произошла перемена жизнеустройства российского с производительного на потребительское. А потребительское жизнеустройство — это собственно перераспределение природных ресурсов, добыча их и перераспределение.

Михаил Соколов: Вот они и перераспределяются на войну теперь.

Юрий Афанасьев: Вот в том-то и дело. Но дело в том, что для такого производства природных ресурсов и их перераспределения не нужны 148 миллионов людей в России. Для этого вполне достаточно может быть раз в пять меньше. Остальные как бы планово предусмотрены к вымиранию.

Михаил Соколов: Зачем же вымиранию. Создание синекур происходит, 4 миллиона охранников, число чиновников растет, число разнообразных бессмысленных структур тоже увеличивается, не рыночных, все за государственный счет. Так что армия увеличивается, силовые структуры тоже.

Юрий Афанасьев: Это все правильно, все эти синекуры и все эти охранники, чиновники количественно растут. Но тем не менее, плановое вымирание большого числа русского населения, российского населения имеет место. Причем это планированное вымирание, оно выражено в государственном бюджете, в цифрах государственного бюджета.

Михаил Соколов: Понятно, сокращение расходов на медицину, на образование, на социальную сферу.

Юрий Афанасьев: Именно так. Сам факт резкого сокращения бюджета на образование, медицину и социальные службы, он как бы предусматривает — людям ничего не остается, кроме как потихоньку умирать.

Михаил Соколов: Как вы объясняете для себя, почему Россия ввязалась в украинскую историю, почему режиму Путина захотелось забрать у Украины Крым и дальше провести войну в Донбассе?

Юрий Афанасьев: Я думаю, это произошло совершенно закономерно, и произошло это не вдруг. Реставрация сталинизма готовилась, исподволь как минимум это происходит с 2003 года. Уже декларативно, публично об этом было объявлено с началом мюнхенской речи в 2008 году, потом в валдайской речи в Крыму, произнесенной в 2014 году. Это было объявлено таким образом, что мы должны подготовиться к противостоянию всего Запада в виде Западной Европы прежде всего и против Америки. С этой целью нам надо иметь современную армию и современное вооружение. Собственно говоря, это и отражает современный бюджет. А почему это произошло? Это произошло потому, что зашла в тупик полностью экономика, расстроились полностью финансы, приближается то время, когда все-таки люди, те проценты, 40% потери реальных доходов, 12 или 15% инфляции ощутят очень сильно. Это буквально должно произойти даже не в годы, а в месяцы. Эта безысходность заставляет искать выходы в поиске внешнего врага, на которого можно было бы списать все эти невзгоды, все эти горести, все эти утраты, которые несет российское общество. Но получается опять противоречие в том, что российская элита сегодняшняя хочет одновременно быть мировой бензоколонкой и в то же время ощущать себя и провозглашать себя осажденной крепостью. То есть это двойственное положение, с одной стороны полная интеграция в западный мир в виде сырьевого придатка, а с другой стороны враг этого мира — это создает это такое буквально шизофреническое состояние в том числе и элиты. Они уже, чтобы сохранить это состояние, а именно, чтобы иметь ренту от природных ресурсов в своем личном распоряжении и в авуарах, которые находятся на Западе, которые находятся в Лондон-сити, во всех этих оффшорных зонах. То есть кричать, что мы осажденная крепость и ставить Запад в роль гаранта сохранения этих самых авуаров, которые преступным путем размещены на Западе.

Михаил Соколов: Так они не осаждают на самом деле, точнее, не осаждали, пока Россия не нарушила правила игры, не захватила Крым. И то с неохотой это делают, с большой неохотой давят на режим Путина.

Юрий Афанасьев: Дело в том, что как мне кажется, давить сильнее невозможно. Потому что эти угрозы, пусть это и шантаж, по поводу ядерной кнопки, они действуют довольно сильно. У людей с Запада и таких, как Обама и Меркель, все-таки сомнения закрадываются.

Михаил Соколов: Сомнения в чем?

Юрий Афанасьев: Сомнения в том, а действительно не воспользуется ли Путин этой ядерной кнопкой. И хотя все убеждены, что реальной возможности ноль вот этим воспользоваться — это все знают, но при этом все-таки все ощущают, что сам факт наличия ядерного оружия в условиях, когда идет война, когда падают "Боинги" по разным причинам, когда погибают люди и когда ракеты летят в любую сторону, сама эта обстановка делает угрозу уничтожения человечества вполне реальной угрозой.

Михаил Соколов: Блеф работает?

Юрий Афанасьев: Блеф работает. Тем более, блеф не совсем и блеф. Потому что это решение о продаже Ирану ракет С-300 делает ситуацию на Ближнем Востоке, как определил ее Андрей Андреевич Пионтковский, реальной мега-войной, начавшейся мега-войной. Нарушенный там решительным образом баланс сохранения сил, появляется реальная возможность у Ирана за два месяца сделать боеголовку атомную и воспользоваться ею по своему усмотрению. У Израиля оставалась последняя надежда и возможность уничтожения в крайнем случае всех установок, которые будут делать эту боеголовку, обеспечение ракетами С-300 лишает мир, в том числе арабской мир и Израиль такой возможностью воспользоваться.

Михаил Соколов: Как вы объясните, почему то движение, которое было в 2011 и 2012 году, за перемены в России, за модернизацию, за демократизацию потерпело такое сокрушительное поражение, и мы имеем теперь консервативную революцию нового Путина третьего срока?

Юрий Афанасьев: Мне кажется, это тоже вполне объяснимо. Правда, это объяснение, когда его произносишь вслух, оно звучит очень грустно и печально. А именно: все происходящее, в том числе и происходящее в 2011-12 году в виде несистемной оппозиции, белоленточное, Болотная, Сахарова, все-таки в сущности это была никакая не оппозиция. Потому что оппозиция, когда мы это слово произносим, мы имеем в виду нечто происходящее в обществе с политической культурой. То есть в обществе, где есть политика как таковая, в обществе, где есть право, в обществе, где есть государство. Что касается России, то ни политики, ни права, ни государства, которое, как это и положено государству, владело бы полной монополии на насилие, в России сейчас нет. То, что мы называем оппозицией — это на самом деле было движение внутри этой системы, то есть это было системное явление. Это было движение, которое не предполагало смену власти, которое предполагало добиться каких-то больших возможностей и льгот в рамках этой существующей системы.

Михаил Соколов: Борис Немцов покойный с вами бы не согласился.

Юрий Афанасьев: Он, конечно бы, не согласился, потому что он говорил и действовал так, что давало ему полное основание считать себя борцом с этой системой. Это его персональное ощущение, и он имел полное право, он не ошибался в этом смысле. Он действительно и думал, и действовал, как действует человек, борющийся против данной системы. Но это все-таки не исключает того, что я сказал о движении 2011-12 года в целом. Поэтому, собственно говоря, оно и захлебнулось, поэтому оно и растаяло.

Михаил Соколов: Василий написал: "Что вы думаете, Путин способен добровольно уйти от власти или перемены в России возможны только в результате народной революции?". Вы уже сказали, что с народом плохо как-то.

Юрий Афанасьев: Я думаю, ни то, ни другое невозможно. То есть и Путин никак не уйдет из власти добровольно, потому что ему некуда уходить, и он прекрасно это понимает. Народная революция, о которой слушатель говорит и пишет, быть не может, потому что Россия представляет собой настолько не имманентное общество, настолько по многим граням расколотое, глубоко расколотое, противоречиво расколотое — это грани и социальные, и экономические, это грани и конфессиональные, эти грани этнические. Кроме того огромность территории не дает возможности, по крайней мере, у меня не хватает воображения, что что-то единое на всю Россию в виде народной революции или возмущения может произойти.

Михаил Соколов: Вы нас приговорили к тому, что торжество традиционалистской реакции над сторонниками европеизации России будет вечным.

Юрий Афанасьев: Опять же, я не знаю, насколько оно будет вечным, потому что оно может меняться. Будучи традиционалистским по своей сути, а сущность традиционализма — это всегда идократический проект, установление должного порядка, господства России во всем мире.

Михаил Соколов: Они сейчас хотят внести идеологию. Я сегодня видел несколько видных деятелей православной церкви, они требуют, чтобы была единая государственная идеология. Мало им, видимо, было проблем при коммунистах, хотят новых.

Юрий Афанасьев: Собственно говоря, сам хребет идеократический мирового господства, он был сломан в ходе как раз в ходе Второй мировой войны. Но тем не менее, со сломанным хребтом этот режим и это общество после войны дотянуло до Карибского кризиса. В целом после войны возможности этого режима расширились до того, что по его инициативе и с его непосредственным участием ситуация в мире превратилась во всемирную гражданскую войну. Потому что советский режим не просто участвовал в борьбе против колониализма, за свободу во многих странах Азии, Африки, Латинской Америки, участвовал именно регулярными войсками.

Михаил Соколов: Как сейчас на Украине.

Юрий Афанасьев: Как сейчас на Украине. Что в сущности это антиколониальное движение превратилось во всемирную гражданскую войну.

Михаил Соколов: Аркадий нам пишет: "Оказалось, мы празднуем победу сталинизма над гитлеризмом. Для мира это выглядит так: один гад съел другую гадину, сам остался гадиной и ждал случая, чтобы снова есть людей". Сергей пишет: "Сейчас стало ясно, мир празднует победу над империализмом и фашизмом, а Россия победу российского империализма над германским и над всем миром в перспективе. Мой отец воевал не за это. И теперь 9 мая не мой праздник — это шабаш Сталина, Путина и африканских людоедов".

Юрий Афанасьев: Я не имею поправить слушателей, мне кажется, они очень точно характеризуют то, что мы сейчас переживаем.

Михаил Соколов: Не получается ли так, что действительно, что этот праздник победы, о котором говорят и все вокруг этого все эти дни, видимо, будет, не превратился ли он в праздник лично Владимира Путина и его друзей, праздник победы этой самой консервативной революции или контрреволюции над ее оппонентами?

Юрий Афанасьев: Что произошло в последние годы в России? Опять иначе как парадоксом это не назовешь. Произошла квази-юридическая институализация умерщвления российского социума. То есть все существующие при советской власти институты, типа правоохранительные органы, силовые структуры, армия, КГБ, ФСБ, суды, прокуратура, все это буквально в последнее время узаконили. На каждый этот симулякр, например, на выборы имеется не одно-два постановления правительства, Государственной думы, а десятки постановлений, которые постепенно ликвидировали суды как инструмент правосудия, которые ликвидировали выборы как волеизъявление россиян и так далее. С помощью этих институтов симулякров произошло расчеловечение России и ее умерщвление как людского сообщества. А вот этими путинским мерами произошло квази-узаконение, своего рода конституирование этой умерщвленности. Вот какой абсурд произошел в последнее время.

Михаил Соколов: Осталась ли какая-то площадка с которой можно продолжать борьбу с этим режимом? Например, Алексей спрашивает: "Что вы думаете о политической борьбе оппозиции в современных условиях? Оправданны ли половинчатые решения вроде участия или не участия в выборах?".

Юрий АфанасьевЮрий Афанасьев

Юрий Афанасьев: Тут получается для меня, например, странная ситуация, когда демократические партии и движения объединяются или делают попытку объединиться в последнее время для участия в выборах, то есть для участия в выборах, которых не существуют.

Михаил Соколов: Но для них это хотя бы способ заявить о себе хотя бы, что они существуют, что они время какое-то получат на телевидении.

Юрий Афанасьев: О себе они могут заявить, конечно. Боюсь, что они смогут заявить о себе очень слабым голосочком, хилым голосочком. Но ведь, я думаю, у многих людей существует: хорошо, вы объединяетесь, вы говорите, что вы объединяетесь для участия в выборах, но ведь выборов давным-давно нет и их не предвидится.

Михаил Соколов: В Украине приняли закон о запрете коммунистической и нацистской символике, признали коммунистический режим тоталитарным, преступным, проводившим политику государственного террора. Этот закон пошел сейчас на подпись президента Порошенко, видимо, он вступит в силу, как и другой закон, который дает статус определять чествование памяти участников борьбы за независимость Украины. В России проблема в том, что когда вы занимались политикой, не был принят первый закон, жестко осудивший коммунизм. Надо было такой закон принять в 1991-91 году? Закон о запрете и осуждении коммунистических символов, признать режим преступным и так далее.

Юрий Афанасьев: Да, это было бы неплохо. Мне кажется, это было нереально тогда сделать и невозможно. Так же, думаю, как и принять закон о люстрации. Потому что российское, советское в то время общество было криминализированным обществом снизу доверху. Условно говоря, от главы ФСБ до участкового уполномоченного в Кущевской. Вопрос относительно того, по отношению к кому проводить эти люстрации, он был весьма трудным. По существу едва ли не все трудоспособное население Советского Союза принимало активное участие в теневой так называемой экономике. Эта теневая экономика в сущности была экономикой криминальной.

Михаил Соколов: Это и способ выживания был.

23:55 14.04.2015
Андрій Марченко опубликовал запись в сообщество « ЗаБеГаЛоВкА »

ГОЛОДАЮЩИЕ СТРОИТЕЛИ КОСМОДРОМА ВОСТОЧНЫЙ НАПИСАЛИ ПОСЛАНИЕ ПУТИНУ НА КРЫШАХ ВРЕМЯНОК

космодром Восточный

Работники космодрома Восточный написали послание Владимиру Путина на крышах своих жилищ.

Строители из «Тихоокеанской мостостроительной компании» не получают заработную плату уже четыре месяца и таким образом решили привлечь внимание высшего руководства страны к их проблемам. На крышах своих времянок на базе космодрома белой краской они написали: «Хотим работать», «4 месяца без зарплаты». Начальник производственного участка компании Антон Тюришев объяснил: «Мы хотим привлечь внимание президента к тому, что творится на космодроме», — передает «Газета.Ру».

Напомним, что ранее рабочие космодрома объявляли голодовку, но денег так и не получили. Следственным комитетом возбуждено уголовное дело по факту невыплаты зарплаты.

Фото: gazeta.ru

Метки: россия, Путин, послание, космодром, рабочие, голодающие
22:57 11.04.2015

Фальшивые новости. Отфотошопленные фотографии. Постановочные выступления по телевидению. Отряды платных троллей. Удалось ли России изобрести новый вид информационной войны, которая ведётся в «психосфере» — или всё это не более чем гигантский блеф?

Питер Померанцев Friday 10 April 2015

Проще всего Марго Гонтар было работать с фотографиями мёртвых детей. Эти фотографии занимали все экраны её компьютера — в новостях и сообщениях из соцсетей. Заголовки новостей винили в гибели этих детей украинские банды фашистов, которых готовили в НАТО. На дворе было начало 2014 года, Крым только что был оккупирован отрядами солдат, которые выглядели как русские и говорили по-русски. Однако они не носили никаких знаков различия, а Владимир Путин, ухмыляясь, на весь мир говорил, что они никакие не русские. А потом сепаратисты начали захватывать восток Украины. Марго пыталась сопротивляться.

Оригинал фотографии было найти достаточно несложно, простым поиском в Google. Какие-то были сняты на других войнах, значительно раньше этой. Какие-то — на месте преступления, которое к Украине не имело никакого отношения. Другие вообще были кадрами из художественных фильмов. Гонтар публиковала результаты своих расследований на сайте StopFake («Нет подделкам»), который в марте запустили энтузиасты вроде неё самой, студенты школы журналистики Киево-Могилянской академии. Ей нравилось отделять истину от лжи, чувствовать хоть какую-то ясность среди полной неразберихи.

Но дальше стало сложнее. По российскому телевидению всё чаще начали выступать пухлые рыдающие женщины и пожилые мужчины, которые рассказывали ужасы про украинских националистов, избивавших всех, кто говорит по-русски. Вроде бы они говорили вполне искренне. Но потом Гонтар стала замечать, что те же самые пухлые женщины и раненые старики появляются в других передачах — уже с другими подписями. В одном выпуске новостей одна и та же женщина выступала как «жительница Одессы», в другом — как «мать солдата», в третьем — как «жительница Харькова», и, наконец, как «активист “Антимайдана”».

В июле, после того, как на территории восточной Украины был сбит «Боинг» компании Malaysian Airlines, следовавший рейсом MH17, Гонтар начала искать, что пишут в интернете пророссийски настроенные конспирологи. Она нашла твиттер авиадиспетчера, который видел, как вслед за лайнером вылетели истребители украинских ВВС — хотя никаких доказательств реального существования этого диспетчера ей обнаружить не удалось. Она обнаружила десятки сайтов на русском и английском, которые все одновременно, будто по команде, опубликовали статью, где утверждалось, что рейс MH17 сбили США, но по ошибке, а целились на самом деле в самолёт Путина. Российские сепаратисты на Украине даже запустили версию, что самолёт ещё до взлёта был под завязку набит трупами — это сюжет, целиком позаимствованный из одной из серий «Шерлока». Все эти истории были вызывающе нелепыми, как будто их авторы совсем не беспокоились о разоблачении, а просто хотели отвлечь всех от доказательств того, что самолёт был на самом деле сбит боевиками, которым поставляла оружие Россия. Гонтар начала сомневаться — не попала ли она сама в кремлёвскую западню, потратив столько времени и сил на опровержение заведомо ложных вбросов.

Вскоре и она сама, и сайт StopFake, стали частью истории. Российские СМИ стали активно цитировать StopFake в своих статьях и репортажах — но подавали они это так, будто сама Гондар пыталась выдать фальшивку за правду, а не наоборот. Она как будто посмотрела в зеркало, перевёрнутое вверх ногами. Ей стало дурно.

В подобные моменты она всегда обращалась к западным СМИ, чтобы почувствовать хоть какую-то почву под ногами, но и та стала предательски скользкой. Каждый раз, когда «Бибиси» или «Тагесшпигель» делали репортаж, их собственные стандарты взвешенной подачи информации вынуждали давать слово и другой стороне — даже когда та кричала о фашистах, кознях Запада и т.д. Гонтар начала задумываться, не впустую ли она тратит силы, пытаясь выяснить правду: если правда каждый раз на её глазах менялась, а в любой статье должно быть как минимум два мнения, осталась ли хоть где-то вообще хоть одна непреложная истина?

Потратив несколько месяцев на сайт StopFake, Марго начала сомневаться во всём подряд. А что если «оригинал» фотографии с убитым ребёнком на самом деле никакой не оригинал? Что если эту фотографию тоже нарочно загрузили заранее, чтобы сбить её с толку? Реальность начала терять очертания, становиться вязкой. Чем бы русские ни занимались, это не была просто пропаганда. Ведь цель пропаганды — убеждение, её можно разоблачить. Нет, это было нечто совершенно иное: это не только не поддавалось опровержению — оно обращало в пар само понятие доказательства.

* * *

В прошлом году мне попала в руки выпущенная в России книга«Операции информационно-психологической войны: краткий энциклопедический словарь-справочник» (издание 2011 года под авторством В. Б.Вепринцева и других авторов можно приобрести в интернете за 348 рублей). Книга предназдачена для «студентов, политологов и политтехнологов, государственных служащих и сотрудников специальных служб» — что-то вроде учебного пособия для младшего состава информационной армии. Информационное оружие, говорится в книге, «оказывает невидимое воздействие, подобное радиации» на свои цели: «Население даже не ощущает, что оно подвергается воздействию. В результате государство не приводит в действие имеющиеся в его распоряжении защитные механизмы». Если в обычной войне всё сводится к пушкам и ракетам, продолжает энциклопедия, арсенал воздействия в информационной войне «характеризуется достаточной долей гибкости и непредсказуемости. В большинстве случаев в информационной войне отсутствует возможность предугадать направление и инструментарий возможной атаки».

На 495 страницах энциклопедии уместились введение в принципы информационно-психологической войны, словарь основных понятий и подробные схемы, описывающие методы и тактики оборонительных и наступательных операций: «оперативная маскировка», «программно-математическое воздействие», «дезинформация», «имитация», а также «теле— и радиовещание». «В рамках войны обыкновенной», продолжают авторы, «действует логика “да-нет”, в случае информационной войны имеется вариант нечёткой логики. Более того, одновременно на человека могут действовать разные “противники”, по сути, захватывая разные “тематические зоны” его сознания».

Мне всегда казалось, что словосочетание «информационная война» относится к неким геополитическим дебатам, где с одной стороны российские пропагандисты, с другой — западные, и обе стороны пытаются убедить всех, кто оказался посередине, в своей правоте. Но энциклопедия утверждает, что задача такой войны на самом деле гораздо шире: информационная война ведётся не столько ради убеждения, сколько ради «влияния на социальные отношения» и «установления контроля над источниками стратегических ресурсов». Невидимое оружие, действующее подобно радиации, которое способно пересилить биологическую реакцию жертвы и помочь установить контроль над стратегическими ресурсами? Звучит как коряво написанная научная фантастика, а не пособие для студентов и госслужащих.

Но потом я стал изучать последние российские публикации по теории военного дела — в исторических книгах и научных журналах — и написанные этим странным языком статьи из энциклопедии начали становиться понятнее. С самого конца Холодной войны Россия не оставляла мысль сравняться по возможностям с США и их союзниками. В 1999 маршал Игорь Сергеев, тогдашний министр обороны, признался, что в военном отношении Россия не может соревноваться с Западом. Вместо этого он предложил искать «революционные направления» и «асимметричные меры». Всё прошедшее десятилетие теоретики в российских войсках и спецслужбах разрабатывали практичные методы ведения нефизической войны — утверждая, что против России такая война уже ведётся, силами западных правозащитных организаций и СМИ.

году глава Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов заявил, что теперь у России есть возможность одержать победу над противником при помощи комбинации «политической, экономической, информационной, технологической и экологической кампаний». Это укладывалось в рамки общего видения войны, которая ведётся не в физическом мире, а в пространстве, которое российские теоретики называли «психосферой». Войны будущего, утверждали они, будут вестись не на полях битвы, но в головах людей.

Дезинформация и психологические войны стары как сам Троянский конь. Но новый подход Кремля отличался от стратегии его западных противников именно упором на «психосферу» как основной театр военных действий. Информационная война перестала быть лишь приложением к физическому противостоянию или военному вторжению: она стала самоценным явлением. Ведь, как уверяет российская энциклопедия своих читателей, «Информационная война... во многом придёт на смену стандартной войне».

Идея понятна. Но какова цель этого «невидимого воздействия, подобного радиации»? Попытка ли это придать более очерченные контуры тому, что американцы называют «мягкой силой» — воздействию на умы через культурные программы и публичную дипломатию? Или это какая-то принципиально новая форма войны — та, в которой Россия может перехитрить своих врагов, не сделав ни одного выстрела?

* * *

В конце прошлого года я поехал в Эстонию, крошечную прибалтийскую страну — её население составляет всего 1,3 миллиона — которая находится в 150 километрах к западу от Санкт-Петербурга. После аннексии Крыма Россией в марте 2014 года много говорили о том, что следующая на очереди именно Эстония. («Сегодня Крым, завтра Эстония?», спрашивал заголовок в журнале The Spectator). За несколько месяцев до моей поездки в Таллин прилетел президент Барак Обама и громко заявил о готовности Америки охранять покой страны. «Оборона Таллина, Риги и Вильнюса не менее важна, чем оборона Берлина, Парижа и Лондона», заявил Обама. «Итак, если настанет момент, когда вам придется спросить — кто же придёт к нам на помощь, то вы уже знаете ответ: союз НАТО, в том числе вооружённые силы Соединённых Штатов Америки, прямо здесь, прямо сейчас».

Тоомас Ильвес, президент Эстонии, провёл меня по длинному коридору его таллинской резиденции, показывая портреты руководителей страны в короткий период независимости между распадом Российской империи в 1917 году и оккупацией советскими войскам и во время Второй мировой войны. Судьба у всех была печальная: «Этого расстреляли, этот пропал без вести — и наверняка был убит — а этого сослали», говорил Ильвес, останавливаясь у каждого портрета.

Ильвес был одет в своём фирменном стиле — твидовый костюм и галстук— бабочка, которые удачно контрастировали с его программой по превращению Эстонии в самую прогрессивную в информационном плане страну Европы. Правительство объявило доступ к интернету основным правом человека: через интернет граждане могут голосовать, получать рецепты на лекарства и платить налоги, а за парковку платить при помощи мобильного телефона. Программирование включено в обязательную школьную программу начиная с первого класса. Ильвес, который, кажется, пишет в твиттер чаще, чем глава любой другой страны, в любой своей речи и интервью при любом удобном случае упоминает самые последние технологические новинки.

Проект «э-Стония» весьма практичен — страна ищет свою экономическую нишу — но в то же время глубоко символичен. Это способ избавиться от сложившегося стереотипа о стране как отсталой провинции Москвы. Разрыв с прошлым казался завершённым в 2004 году, когда Эстония стала членом НАТО — тогда казалось, что на международной арене наконец появилась новая, цифровая Эстония, навсегда освободившаяся от российского принуждения.

Еще с времён СССР каждое 9 мая — эта дата известна как День победы в Великой отечественной войне — русские националисты и ветераны войны собирались в центре Таллина у монумента, известного как Бронзовый солдат: огромный арийского вида богатырь, символизирующий победу Советского союза над нацизмом. Русские или русскоязычные составляют примерно треть населения Эстонии. Большинство из них приехали из СССР после Второй мировой — а многих эстонцев, в свою очередь, отправили в лагеря ГУЛАГа, разбросанные по всему Союзу. Между 1945 и 1991 годами количество русских в Эстонии выросло с 23 до 475 тысяч. Но после распада СССР по новым законам о гражданстве русским, прибывшим в страну после оккупации, пришлось сдавать экзамен по эстонскому языку. В стране усилилась напряжённость. Многие русские, как и их родители, не считают себя оккупантами. Согласно официальной кремлёвской версии, Эстония «добровольно» отказалась от независимости в 1941 году.

Когда русские националисты начали собираться у Бронзового солдата на 9 мая, петь советские песни и украшать памятник флагами, националистически настроенные эстонцы стали проводить собственные марши на том же месте. В 2006 году один эстонский националист угрожал взорвать статую. В 2007 году эстонский парламент постановил перенести монумент на военное кладбище — по официальной версии, ради сохранения общественного порядка. Но российские политики и СМИ пришли в ярость. «Руководство Эстонии — пособники фашизма!» — заявил мэр Москвы. «Это отвратительно», вторил ему министр иностранных дел. В российских СМИ страну стали называть не иначе как «эССтония». Активисты, назвавшиеся «Ночным дозором», устроили вокруг Бронзового солдата палаточный лагерь, не давая снести памятник.

Ночью 26 апреля, когда городские власти начали снос памятника, толпы русских принялись забрасывать эстонских полицейских бутылками и камнями. Это переросло в массовые беспорядки. Были случаи мародёрства. Один человек погиб. В российских СМИ, популярных в Эстонии, писали, что его убили полицейские (не убили), что русских до смерти избивали на пристани парома (не избивали), что русских пытали и накачивали наркотиками во время допросов (этого тоже не было).

На следующий день эстонские госслужащие, сотрудники газет и банков прибыли на свои рабочие места и обнаружили, что их компьютеры не работают: их вывела из строя одна из крупнейших на сегодняшний день кибер-атак. «э-Стония» ушла в оффлайн.

Сегодня многие в Эстонии уверены, что все происходившее было скоординировано из Москвы. Но доказать ничего нельзя. После кибер-атаки российский депутат-националист и политтехнолог Сергей Марков заявил журналистам, что его помощник руководил атакой при поддержке «хакеров-патриотов» — но уточнил, что он действовал независимо от Кремля. Эстонские спецслужбы заявляли, что видели, как члены «Ночного дозора» встречались с работниками российского посольства. Но доказать, что массовыми беспорядками руководили из Кремля — это совсем другое дело. Единственное, что можно было утверждать наверняка — кто-то хотел дать правительству Эстонии понять, что их положение совсем не так надёжно, как они привыкли думать. Но в каком именно смысле положение ненадёжно? «Иногда нам казалось, что смысл этих атак — заставить нас казаться параноиками и неважными партнёрами для НАТО», говорит Ильвес. «Таким образом, подрывается авторитет альянса в целом».

Основной тактический принцип российской информационной войны — понятие «рефлексивного управления». Как пишет Тимоти Томас (Timothy L. Thomas), аналитик Центра по изучению зарубежных вооруженных сил при армии США и эксперт по новейшей российской военной истории и теории, рефлексивное управление включает в себя «передачу противнику специально подготовленной информации с тем, чтобы убедить его по собственной воле принять решение, выгодное инициатору передачи». Другими словами, настолько хорошо знать поведение вашего противника, чтобы спровоцировать его на любое нужное вам действие.

Известный пример подобной тактики — ежегодные военные парады на Красной площади во время холодной войны, когда СССР предъявлял миру свои ядерные баллистические ракеты. В Союзе знали, что это был единственный момент, когда западные аналитики могли своими глазами увидеть их арсенал, поэтому они выкатывали на площадь макеты ракет с боеголовками невероятного размера. Расчёт был на то, при виде могущества последних новинок советского вооружения на Западе начнётся паника. Цель, пишет Томас, «состояла в том, чтобы послать зарубежных учёных, желавших скопировать последние образцы мощнейшего оружия, по ложному пути, потратив впустую время и средства».

В советские времена концепция «рефлексивного управления» подвергалась тщательнейшему научному изучению. Возглавлял научную группу Владимир Лефевр, который, по словам Томаса, «описывал рефлексивное управление в контексте и в рамках логики рефлексивной игры». На заре двухтысячных Институт психологии РАН два раза в год издавал журнал, посвящённый этому феномену. Там публиковались статьи об «алгебре совести» и «рефлексивных играх между людьми и роботами».

Применительно к ландшафту информационной войны «рефлексивное управление» означает, что эстонцам оставалось лишь гадать об истинных намерениях Кремля. Их охватил паралич от неспособности адекватно ответить на провокации, цели и задачи которых определить невозможно — ведь цель провокации может быть только в том, чтобы вызвать у жертвы чрезмерную реакцию. «Когда российские политики заявляют, что Россия способна захватить Эстонию, значит ли это, что они действительно собираются вторгнуться в нашу страну?» — к нашей экскурсии по президентской резиденции присоединилась Ииви Массо, советник Ильвеса по вопросам безопасности. «Или они просто пытаются нас деморализовать? Или они хотят, чтобы их цитировали западные журналисты, чтобы послать сигнал рынку о том, что наше положение нестабильно, и подорвать таким образом наш инвестиционный климат?»

* * *

Спустя несколько месяцев после моего визита в Эстонию я попал на семинар по политике НАТО в Киеве, на котором должны были изучить новые проблемы, стоящие перед Западом. Семинар проходил в помещении, который был похож на бальную залу шикарного отеля, с пышной лепниной и зеркальными потолками. Председательствовал на семинаре уроженец Корнуолла, человек небольшого роста, который покачивался на стуле перед экраном со слайдами презентации в PowerPoint. Это был Марк Лейти (Mark Laity), бывший корреспондент «Бибиси», освещавший оборонную промышленность, а сегодня глава отдела стратегической связи в НАТО.

На большом экране за спиной Лейти показывали схему основных элементов повествования: как конфликт ведёт к желанию его разрешения, которое, в свою очередь, реализуется через «действия, участников и события». Примерно то же самое рассказывают студентам первого курса киношколы или на семинарах по литературоведению. Авторы презентации подчёркивали, что мир нужно рассматривать как «систему историй» внутри «нарративного ландшафта». Для присутствующих, в основном военных и госслужащих, этот взгляд на мир был в новинку. Они прилежно конспектировали.

НАТО до сих пор никому не удавалось победить на поле боя, но Лейти ясно давал понять, что «нарративный ландшафт» — совершенно новая, неизведанная территория, на которой у НАТО больше нет явного преимущества. Наиболее очевидно это стало в последние несколько лет, когда Кремль начал активно испытывать альянс времён Холодной войны на прочность, иногда исподтишка, а иногда в лоб. Семантическая ловушка, в которую попал альянс, содержится встатье 5 Североатлантического договора. В ней говорится, что нападение на одну из стран альянса расценивается как нападение на весь альянс в целом. Именно к 5 статье обращался в своей Таллинской речи Обама, описывая её положения как «кристально ясные». Но можно ли свести этот принцип на нет, не сделав ни одного выстрела? Подпадает ли под действие 5 статьи кибер-атака на Болгарию, совершённая некими хакерами, симпатизирующими России? А что если в пограничном городе одного из прибалтийских государств произойдёт восстание, устроенное местными жителями, но с подозрительными связями с российскими спецслужбами? Готовы ли все страны НАТО начать войну, чтобы жители Эстонии могли проверить свой банковский счёт через интернет?

С самого начала конфликта в Украине Кремль непрерывно провоцировал своих западных соседей и более привычными средствами (Россия, разумеется, утверждает обратное). В 2010 году в латвийских водах было замечено военное судно под российским флагом. В 2014 году таких случаев уже было 40. В 2010 году латвийские истребители пять раз поднимались в воздух по тревоге. В 2014 году — больше сотни раз. В феврале российские бомбардировщики были замечены у побережья Корнуолла.

Все эти манёвры поставили НАТО в тупик. Никак не отреагировать — значит, продемонстрировать бессмысленность этой организации. Поэтому Обаме и пришлось ехать в Таллин, а британскому министру обороны Филиппу Хэммонду в марте выпустить жёсткое заявление о том, что «Россия представляет величайшую угрозу нашей безопасности». Но, с другой стороны, Кремль отлично знал, что НАТО не может не ответить на провокации. А вдруг только это и нужно, чтобы показать бессилие альянса?

Если битва перейдёт в «психосферу», военное могущество НАТО окажется бесполезным. Более того, оно может стать ахиллесовой пятой — сама мощь альянса делает его неповоротливым, а демонстрацию её бесполезности — такой заметной. Прошлой зимой я встречался с Риком Стенгелем (Rick Stengel), заместителем госсекретаря США по вопросам публичной дипломатии — именно он должен сформулировать американский ответ на загадочные информационные операции России. Стенгель, в прошлом редактор журнала Time, работает в том самом кабинете в Вашингтоне, в котором когда-то Джордж Маршалл разрабатывал планы по послевоенному восстановлению Европы. По выходным он ездит домой в Нью-Йорк, где я с ним и встретился в кафе на Верхнем Вест-Сайде.

«Когда я работал в Time, моим девизом было “мы объясняем мир Америке, а Америку миру”», сказал мне Стенгель. Свою новую должность он рассматривает как применение той же философии, но в более глобальном масштабе: любой цели можно достичь, если терпеливо объяснять свою точку зрения, используя только точные, проверяемые факты. После аннексии Крыма команда Стенгеля выпустила сборник фактов, который она распространяет в социальных сетях, пытаясь противостоять российской кампании по дезинформации — что-то вроде американской правительственной версии украинского сайта StopFake. По словам Стенгеля, это «трезвая оценка официальной линии Кремля».

Его активность не ограничена Россией: Госдепартамент США запустил в твиттере кампанию против «Исламского государства» под лозунгом «Подумай ещё раз и отвернись». Цель этой кампании — «открыть глаза на правду о терроризме» и отвадить потенциальных новобранцев от отрядов ИГИЛ (если учесть, с какой скоростью «Исламское государство» набирает новых членов в свои ряды, сложно сказать, насколько успешна именно эта кампания). Этот подход явно имеет свои корни в ценностях либеральной журналистики: Стенгель считает, что если его аргументы и доказательства убедительнее, то в споре он выйдет победителем.

* * *

В ноябре, когда я встречался со Стенгелем, по всему Манхэттену были развешаны рекламные плакаты RT — международного телеканала, принадлежащего российскому правительству. Телеканал только запустил масштабную рекламную кампанию, в которой обещал американским зрителям альтернативный взгляд на мировые проблемы, который не увидишь в обычных американских СМИ. Работу телеканала оплачивает Кремль, его годовой бюджет — порядка 230 миллионов долларов, а вещание ведётся на английском, немецком, испанском и арабском. RT утверждает, что аудитория канала по всему миру — 700 миллионов человек, а клипы телеканала на YouTube набрали 2 миллиарда просмотров, что делает его «главным поставщиком новостей на YouTube”.

Мантра Маргариты Симоньян, главного редактора RT — “Никакой объективной журналистики не существует». Возможно, так и есть, но миссия RT состоит в том, чтобы довести этот трюизм до логического предела. В момент, когда многие на Западе утратили веру в честность и авторитет традиционной журналистики, RT последовательно отстаивает свой принцип: если самого понятия объективности больше не существует, значит, все истории одинаково правдивы. В Америке, где, согласно всем опросам общественного мнения, СМИ так и не удалось вернуться на уровень доверия образца 2003 года до вторжения в Ирак, RT вешает рекламные портреты с портретом Джорджа Буша и подписью «Миссия выполнена» — и внизу шрифтом помельче: «Вот что бывает, когда некому высказать другое мнение». Трудно не кивнуть, соглашаясь с этим утверждением.

На плакатах, однако, не указано ни одной причины верить именно путинскому телеканалу. Их главный месседж — «не верь западным СМИ». Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы доказать, что репортажи RT шиты белыми нитками, доверху набиты теориями заговора и явными фальсификациями: в одной передаче показывали фальшивые документы, в которых якобы содержались планы по истреблению русскоязычного населения Украины под руководством США. В другом было расследование: ЦРУ изобрело Эболу в качестве оружия против развивающихся наций. Ведущие редко оспаривают точку зрения «экспертов» во время дискуссий на темы вроде конфликта в Сирии — в котором Москва поддерживает президента Башара аль-Ассада. Один частый гость в студии как-то заявил, что гражданскую войну в Сирии «спланировал ещё в 1997 году Пол Вулфовиц», а другой описал многочисленных жертв этой войны как «совместное производство ЦРУ, МИ-6 и Моссада».

Грешки RT хорошо известны и тщательно задокументированы, в том числе сайтом StopFake, но достоверность репортажей явно не в числе приоритетов этого канала. Если изо дня в день повторять, что никакой объективной журналистики не существует, а любая точка зрения, даже самая дикая, ничем не хуже и не лучше любой другой, то в конце концов мы приходим к тому — собственно, именно к этому RT нас и ведёт — что все СМИ в равной степени не заслуживают доверия. Таким образом, любая ошибка, допущенная «Бибиси» или «Нью-Йорк Таймс», становится неопровержимым доказательством того, что они не более чем пешки в играх собственных правительств.

Это растекание мыслью по конспирологическому древу напоминает те самые «активные меры», тактику КГБ по ведению психологической войны, которая, по словам Олега Калугина, советского перебежчика, занимала «все фибры души разведслужб». Отделы, чьей обязанностью были «активные меры», не занимались сбором разведданных. Их целью, говорит Калугин, была «диверсия: вбить клин между членами западных сообществ, особенно НАТО, и ослабить Соединённые Штаты». Любимым приемом было размещение фальсифицированных статей в прессе, «дезинформация»: на заре 80-х вышла статья, в которой с массой научных доказательств утверждалось, что СПИД изобрело ЦРУ, чтобы истребить афроамериканцев.

Но если раньше КГБ приходилось тратить месяцы или даже годы, тщательно разрабатывая фальшивки и вбрасывая их через своих агентов на Западе, то новая дезинформация гораздо дешевле в производстве, груба и мгновенна: за пару секунд слепил и запустил в интернет. Цель не в том, чтобы запустить иные версии правды, а в том, чтобы размыть понятие правды как таковое. В подобном же духе действуют профессиональные пропутинские тролли, которые заполоняют комментарии на новостных сайтах, делая любую конструктивную дискуссию невозможной. Как докладывает корреспондент газеты, где вы читаете эти строки, Шон Уокер (Shaun Walker), на одной «фабрике троллей» в Санкт-Петербурге сотрудники получают по 500 фунтов в месяц за то, что притворяются обычными пользователями интернета, которые любят Путина, постят оскорбительные карикатуры на лидеров других стран и множат всякую конспирологию. Например, эти тролли любят писать, что украинских демонстрантов на Майдане поили чаем с наркотиками, и что именно в этом наркотическом угаре они свергли (пророссийское) правительство.

Из разнородных элементов складывается единая картина: это языковой саботаж инфраструктуры здравого смысла. Если сама возможность рационального обсуждения вязнет в тумане неопределённости, спорить становится не о чем — и слушатели закономерно решат, что нет смысла решать, кто одержал верх в этом споре, да и слушать-то спорщиков незачем.

* * *

Образ мыслей, который Кремль посредством своей информационной войны старается внушить европейскому зрителю, именно сегодня падает на весьма благодатную почву. Недавно вышел доклад под названием «Восприятие теорий заговора в переходный период», в котором авторы разбирают феномен популярности конспирологии во Франции, Венгрии и Словакии. Группа исследователей из разных европейских исследовательских институтов приходит к выводу, что «нынешний переходный период в Европе привёл к всплеску неопределённости относительно коллективных идентичностей и ощущению утраты контроля. Это идеальные условия для распространения теорий заговора». Особенно популярна конспирология среди сторонников праворадикальных националистических и популистских партий типа «Национальный фронт» во Франции или «Йоббик» в Венгрии — которые поддерживают Москву и, в свою очередь, пользуются её поддержкой (Марин ле Пен в ноябре призналась, что «Национальный фронт» получил кредит в 9 миллионов евро от московского банка, принадлежащего близкому к Кремлю предпринимателю; она уверяет, что эта сделка не имеет никакого отношения к её поддержке российской аннексии Крыма). Где-то 20 процентов мест в Европарламенте сегодня занимают члены партий — в основном крайне правых — симпатизирующих Москве.

Значение этих партий росло одновременно с падением авторитета национальных правительств. Когда растёт финансовая и геополитическая неопределённость, люди в поисках ответа на вопрос «Почему случился кризис?» обращаются к самым фантастическим теориям. Размыто само понятие рационального дискурса — и остается лишь спектакль. Тот, кто рассказывает более увлекательные истории, и делает это агрессивнее — то есть без оглядки на их правдивость — всегда перекричит того, кто пытается методично «доказывать» факты.

Что бы ни говорили об информационной стратегии Кремля, она безусловно соответствует духу времени: этот же дух ощущается в Британии и в Америке, где подход, который комик Стивен Колберт назвал «правдогогией», на два корпуса обойдёт любую попытку оперировать фактами.

«Имеющиеся сегодня подходы к информационным войнам можно представить как основывающиеся на двух возможностях», говорится в энциклопедии. Первый подход «признает первичность объекта реального мира» и пытается выставить их в нужном свете: выгодном или невыгодном. Второй, «стратегический» подход, продолжает энциклопедия, «делает первичной информацию, признавая объект вторичным». Другими словами, авторы энциклопедии утверждают, что реальность можно лепить по своему усмотрению.

Россия едва ли одинока в исследовании подобных методов. Например, в Азии Китай для обоснования своих претензий на воды Южно-Китайского моря пользуется мощной смесью методов психологической и обычной войн. В 2013 году вышел доклад под названием «Китай: тройственная война», подготовленный в Пентагоне. Группа ученых под руководством кембриджского профессора Стефана Хальпера (Stefan Halper) описывает китайский ответ на стычку с Филиппинами из-за спорной отмели, на которую претендуют обе страны: экономические санкции, акции устрашения (корабли китайского флота заходят в филиппинские воды) и кампания в СМИ, которая выставляет руководство Филиппин «опасными радикалами». «Война 21 века приобрела новое, доселе неизвестное измерение», пишет Хальпер. «Теперь важно не то, чья армия победила, а чья история звучит убедительнее».

«Журналистов учат давать слово всем сторонам конфликта», говорил мне Стенгель с явным раздражением в голосе». «Когда Кремль утверждает, что российских солдат в Крыму нет, журналисты вынуждены это повторять. И как бороться с тем, кто попросту выдумывает всякий бред на ходу?»

Может быть, я просто не выспался после самолета, а, может, зимой на Манхэттен так внезапно падает тьма, но когда я шёл со встречи со Стенгелем, я не мог отделаться от видения будущего, в котором невозможно выиграть ни один спор и ни одна точка зрения не более правдива, чем любая другая. Но тут же себя осадил: а вдруг страхи, подобные моим, тоже часть этого плана? В информационно-психологической войне нет явных побед, некому поставить свой флаг на завоёванной территории, и нет границ, которые нужно перекраивать. А есть только бесконечные интеллектуальные игры в «психосфере», в которых победа может оказаться полной противоположностью тому, чего ты ожидал добиться в начале. Например, какова задача канала RT – только ли передавать новости, конспирологию и мнения? Или на самом деле они проецируют имидж сильной и уверенной в себе России — из чего следует, что сами разговоры о наглости подобного подхода лишь подчеркивают убедительность этого имиджа?

Я задумался, а не является ли сама идея информационно-психологической войны — и сопутствующая мысль о том, что Россия изобрела некое таинственное оружие, на которое у Запада нет ответа — подвидом той же информационной войны. Возможно, энциклопедия с её рассуждениями о «невидимом воздействии, подобном радиации», которое способно преодолеть «механизмы биологической защиты» — тоже блёф, как макеты ядерных ракет на Красной площади, которые должны были отправить перевозбуждённых западных аналитиков плутать по лабиринту из зеркал. А если это просто обновлённая до реалий 21 века версия классического примера «рефлексивного управления», то есть способа заставить врага делать то, что нужно вам — то вдруг, подумал я, та самая статья, которую вы сейчас читаете, тоже часть плана?

Translated by Alexey Kovalev / Перевод Алексея Ковалёва

ht

19:13 08.04.2015
Андерс Аслунд

Шведский экономист, старший научный сотрудник Института мировой экономики Петерсона

Что общего в риторике российского президента и аргументах, которыми свою агрессию оправдывала нацистская Германия

Заявления Владимира Путина, сделанные после аннексии Крыма и начала российской агрессии в Украине, не оригинальны. Они до боли напоминают риторику нацистской Германии в 1938-39 годах, когда Гитлер решился на аншлюс Австрии, а Европа еще продолжала надеяться, что все обойдется.

1. Ключевая идея Путина состоит в том, что национальность определяется по языковому и этническому признаку, а не гражданством и паспортом. Этот его аргумент до боли напоминает идеи немецкого философа Иоганна Готфрида Гернера и его «Трактат о происхождении языка» 1772 года, который стал основой немецкого языкового национализма.

2. Аргумент об исторической важности Крыма и Севастополя для России, что якобы дает РФ особые права на них, Путин формулирует следующим образом: «В сердцах и мыслях людей Крым всегда был неотъемлемой частью России». Нацистская Германия точно так же оправдывала свои завоевания после 1938 года. Пугает то, что Киев, украинская столица, тоже «исторически важен» для РФ, поскольку является колыбелью православия.

3. Но история несправедлива: «К сожалению, то, что казалось невозможным, стало реальностью, — горюет Путин. – СССР распался. Только когда Крым стал частью другого государства, Россия поняла, что ее, по сути, ограбили». Но мысли Путина простираются куда дальше Крыма: «миллионы людей уснули в одной стране, а проснулись в другом, за ночь превратившись в нацменьшинства в бывших союзных республиках, а русская нация стала одной из самых крупных в мире этнических групп, разделенной границами». Именно такую потерю ощущали и немцы после того, как вследствие заключения Версальского договора в 1919 году потеряли немецкоязычные земли. Заметьте, оба события – как распад СССР в 1991 году, так и Версальский договор – два десятилетия спустя сопровождались подъемом реваншистских настроений.

Пугает то, что Киев, как и Крым, «исторически важен» для РФ, поскольку является колыбелью православия

4. Границы были определены неправильно: «После революции большевики, бог им судья, отдали огромные куски территорий, которые исторически относились к южной России, УССР. Затем, в 1954 году, было принято решение отдать Украине Крым. Это была личная инициатива Хрущева». Предполагая, что один из российских лидеров сдал интересы РФ, Путин повторяет жалобы немцев на то, что Версальский договор был результатом предательства.

5. Россию предали постсоветские лидеры. Нацисты тоже утверждали, что лидеры Веймарской республики предали Германию.

6. Как и Гитлер, который в 1939 году рассказывал о недостатках польского руководства, Путин выражает сочувствие несчастным украинцам, которыми управляли некомпетентные лидеры (включая тех, которых он сам поддерживал).

7. Путин считает новое украинское правительство нелегитимным. «Те, кто стоял за последними событиями на Украине, преследовали другие цели: они готовили государственный переворот очередной, планировали захватить власть, не останавливаясь ни перед чем. В ход были пущены и террор, и убийства, и погромы. Главными исполнителями переворота стали националисты, неонацисты, русофобы и антисемиты». Весьма иронично, что Путин обвиняет украинскую власть в нацизме.

8. Несмотря на всю царящую в мире несправедливость, Путин пришел на помощь притесняемым русскоязычным: «Тем, кто сопротивлялся путчу, сразу начали грозить репрессиями и карательными операциями. И первым на очереди был, конечно, Крым, русскоязычный Крым. В связи с этим жители Крыма и Севастополя обратились к России с призывом защитить их права и саму жизнь, не допустить того, что происходило, да и сейчас ещё происходит и в Киеве, и в Донецке, в Харькове, в некоторых других городах Украины. Разумеется, мы не могли не откликнуться на эту просьбу, не могли оставить Крым и его жителей в беде, иначе это было бы просто предательством». Из этого следует вывод, что Москва считает себя вправе вмешиваться в дела других государств под предлогом защиты русскоговорящих, невзирая на международное право и существующие договоры.

9. Путин отрицал участие российских военных в аннексии: «Вооружённые Силы России не входили в Крым, они там уже и так находились в соответствии с международным договором. Да, мы усилили нашу группировку…». Тем не менее, эти солдаты захватили парламент, аэропорты и впоследствии весь Крым, наплевав на договор о дружбе и сотрудничестве с Украиной 1997 года.

10. Путин поднял спорный вопрос самоопределения: «Объявляя о своей независимости, назначая референдум, Верховный Совет Крыма сослался на Устав Организации Объединённых Наций, в котором говорится о праве нации на самоопределение». Вот только с вопросом самоопределения не все так однозначно. По отношению к Чечне РФ придерживалась совсем иной позиции. Да, в международном законодательстве есть термин «право на самоопределение», но он нарушает три других принципа: национальную целостность, суверенитет и неприкосновенность существующих границ, которые признаются первоочередными.

11. Как и нацистская Германия, Путин пытался легитимизировать аннексию Крыма фальшивым «референдумом», проведенным под контролем российских солдат и без присутствия международных наблюдателей. «16 марта в Крыму состоялся референдум, он прошёл в полном соответствии с демократическими процедурами и международно-правовыми нормами. В голосовании приняло участие более 82% избирателей. Более 96% высказалось за воссоединение с Россией». После аншлюса Австрии за присоединение к Германии «проголосовали» 99,8% граждан.

12. И, наконец, главный вывод Путина: во всем виноват Запад. «Наши западные партнёры во главе с Соединёнными Штатами Америки предпочитают в своей практической политике руководствоваться не международным правом, а правом сильного. Они уверовали в свою избранность и исключительность, в то, что им позволено решать судьбы мира, что правы могут быть всегда только они. Они действуют так, как им заблагорассудится: то тут, то там применяют силу против суверенных государств, выстраивают коалиции по принципу «кто не с нами, тот против нас». Примерно так же Гитлер обвинял Великобританию и Францию в том, что ему пришлось напасть на Польшу.

Российская военная агрессия не имела под собой ни малейших легальных оснований. Европейские вооруженные силы находятся не в лучшем состоянии после двух десятилетий разоружения, и ЕС не готов полноценно противостоять Путину. Это тоже напоминает 1938 год.

Путина мало волнует правда и еще меньше – международные договоры или нормы, особенно если они ему невыгодны. Если ему удастся получить Украину, российский президент замахнется и на другие страны, в которых есть русскоговорящее население. Как гласит российская поговорка, аппетит приходит во время еды. Путин не остановится после первого блюда – и только Запад может помешать российской агрессии.

Текст публикуется с разрешения автора.

Перевод НВ

Оригинал

11:41 29.03.2015
Андрій Марченко опубликовал запись в сообщество « ЗаБеГаЛоВкА »

Если ребенка вовремя не отучить врать — вырастет пресс-секретарь Путина

Если ребенка сразу не отучить врать и хитрить, то со временем из него получится политический деятель. Или пресс-секретарь Путина – тут как повезет. И будет этот уже взрослый человек привычно врать окружающим, иногда будет попадаться, но от привычки уже не избавится. Верить перестанут быстро – со второго эпизода точно. И тогда придет время обижаться – «нас не слушают, нам не верят». Так ведь – заслужено не верят.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заявил, что власти России имеют ограниченное влияние на "ополченцев ДНР и ЛНР", вопреки распространенному на Западе мнению об обратном. Удивительно, что он это ограниченное влияние признал, а не стал рассказывать предыдущую версию о том, что в Украине гражданский конфликт, хунта душит свободу, а Россия просто возит в Донбасс консервы. Ограниченное влияние – уже сдвиг.

На самом деле, без российского оружия и военной техники, без российских денег, а последнее время и без российской армии никакого гражданского конфликта в Донбассе не было бы. Совсем. Пятнадцать сторонников ДНР и России в миллионом Донецке существовали давно и ни на что не влияли. Только после большого вливания денег и появления диверсантов из РФ, пророссийские фрики стали проблемой. А сегодня речь идет уже о настоящей оккупации – российских военных, попавших в плен, вполне хватает в качестве доказательной базы. Говорить в этой ситуации об ограниченном влиянии России на боевиков – значит врать.

Самое смешное, что Пескову стоило задать себе всего один вопрос и честно на него ответить, чтобы понять происходящее. Задуматься – почему на Западе вдруг распространилось это самое мнение о роли России в войне на Донбассе? Честно ответить, а не цитировать привычные формулы. Может, видели российские танки и военных? Может, спутниковая съемка существует не только в фантастических фильмах? Может, активная вербовка добровольцев-наемников и их откровения после командировок в Украину не прошли незамеченными? Причин сложившегося на Западе мнения можно назвать много, но Песков предпочитает самую простую версию. Он говорит, что просто «западное общественное мнение привыкло демонизировать Путина и обвинять его во всем».

Вот так просто. Российских войск и техники в Донбассе нет, наемников в РФ не вербуют, ограниченное влияние Кремля на боевиков вызвано исключительно дипломатическими усилиями, а все обвинения строятся на том, что «западное общественное мнение привыкло демонизировать Путина и обвинять его во всем». Логика в стиле упрямого мужа, которого жена застала в постели с любовницей. Все отрицать. Вопреки очевидному, игнорируя однозначность ситуации, быстро натянуть трусы и все отрицать. Веры Кремлю в этой ситуации приблизительно столько же.

Кирилл САЗОНОВ

Метки: Путин, вранье, ДНР, ЛНР, Песков
20:43 27.03.2015
Андрій Марченко опубликовал запись в сообщество « ЗаБеГаЛоВкА »

Людмила Путина: "Моего мужа давно нет в живых"

Немецкая газета Die Welt опубликовала сенсационное интервью бывшей супруги президента России Людмилы Путиной.

Моего мужа, к сожалению, уже давно нет в живых. Я вынуждена признаться в этом публично, потому что не могу больше видеть, что творится от его имени. Это страшные люди. Они не перед чем не остановятся. Я боюсь, что теперь они убьют меня и дочерей также, как убили его.

Нашу семью нельзя было назвать идеальной. Когда я выходила замуж, я была влюблена в офицера-разведчика. Но реальность оказалась совсем иной. Путин оказался подлым, жестоким человеком, тираном. Он никогда не считался со мной, просто не замечал моего существования. Я была нужна ему только для справки о составе семьи и как мать для его детей. Мне трудно об этом говорить, но Путин бил меня, унижал, издевался надо мной. Жизнь с ним была пыткой.


Я пыталась бороться, не раз собиралась подать на развод. Но для этого человека не было ничего святого. Чтобы заставить меня замолчать он сдал меня в психиатрическую клинику. Я прошла через все круги ада... Наркотики, психотропные вещества, издевательства. На долгое время меня запирали в изоляторе и я подолгу не видела солнечного света, не видела людей. До сих пор вспоминаю это с содроганием. Из молодой и уверенной в себе женщины я превратилась в тень, воля моя была сломлена, я согалсилась на все условия, только чтобы выйти оттуда.

Но то, что началось после его смерти вообще не поддается описанию.
У него тогда был сложный период. Мне он конечно ничего не рассказывал, стал еще более замкнутым. За месяц до смерти, ночью, без предупреждения вывез дочерей — я даже не знала куда.

А потом он совсем пропал. Ночью к нам домой приехали какие-то люди — кого-то из них я знала, кого-то видела впервые. Перерыли все вверх дном, пересмотрели все бумаги, все стены в доме простучали. Мне они сказали только одно: «Если хочешь жить — молчи». На все вопросы о муже коротко отвечали, что он скоро приедет, что у него важное выездное совещание и что в интересах национальной безопасности мне не стоит это ни с кем обсуждать. Через несколько дней появился его первый... дублер. Потом уже я узнала, что убийство Владимира готовилось загодя, его устранили тогда, когда первый двойник был практически готов занять его место. Внешне он конечно был очень похож на Путина — я была поражена. Но это был совершенно другой человек.
Им как-то удалось выследить девочек. И мне выдвинули ультиматум — или я играю роль преданной жены, или ни мне, ни дочерям больше не жить. У меня не было выбора. Я и прежде старалась избегать публичных мероприятий. Въедливое внимание журналистов, интриги и сплетни — все это мне претит. Но притворяться женой чужого мне человека было еще страшнее.

Поэтому они готовили двойника и для меня — чтобы когда я говорила что-то не так, как запланировано по сценарию, заглаживать конфузы. Если бы они успели довести моего двойника до более-менее удачного сходства, меня давно бы убили.

Чудом нам удалось спастись. По понятным причинам я не могу назвать людей, которые помогли нам прекратить эту страшную инсценировку и скрыться. «Развод» был моим избавлением. Сейчас я живу за рубежом, у меня все хорошо. Но мне страшно смотреть, что происходит с Россией.

Люди, опомнитесь! Вы живете как нищие, еле сводите концы с концами, потому что вас нещадно обоворовывают и обманывают. И теперь уже стоит вопрос о выживании коренного народа России. Если вы не перестанете трусить и игнорировать то, что происходит в стране — вам не жить.

Метки: СМИ, Путин, двойники, обман
20:32 22.03.2015

Российского президента Владимира Путина остановит только значительные потери российской армии.

Об этом в комментарии Gazeta.ua рассказал эксперт по вопросам международной безопасности Григорий Перепелица.

"Порошенко, фактически, лишил наши подразделения противотанковых средств, отведя артиллерийские системы на 30 километров. Кроме этого, она находится в открытом поле. Соответственно, противник его сожжет "ураганами" и "смерчами". У наших военных достаточно слабые средства, кроме РПГ, чтобы уничтожать российские танки. Поэтому их танки раздавят оборону и пойдут вглубь территории. Возможно, даже, взяв Мариуполь в котел, как в свое время немцы взяли в блокаду Ленинград. Для Путина не составляет проблем захватить Мариуполь. Без огневой поддержки наши бойцы долго не удержат оборону", – считает эксперт.

Он отметил, что Путина может остановить только "нанесение мощных контрударов и предупредительных по скоплению российских войск". Эксперт добавил, что высшее военно-политическое руководство допускает стратегические просчеты.

"У нас фронт подчинен интересам дипломатии, а во время войны, как правило, происходит наоборот. Потому что дипломатия обеспечивает победу на фронте. Россияне мыслят по классике ведения войны – дипломатический фронт должен быть подчинен военному. А мы остановили огонь ради того, чтобы соблюдать минские соглашения. Отвели технику, поднимаем руки и ничего не делаем. Отдаем военное преимущество противнику. А если так происходит, то, что могут сделать дипломаты? Поэтому Россия получает преимущество на дипломатическом фронте", – отметил Перепелица.

17:20 18.03.2015

Путин уже не президент, в России два президента — Ольга Романова

rp_1379150165_put-serd1-300x22411.jpg

Сечин, Путин, Шойгу и "Газпром" не могут поделить власть.

Об этом в интервью главному редактору charter97.org Наталье Радиной рассказала исполнительный директор движения "Русь сидящая", бывший член Координационного совета российской оппозиции Ольга Романова.

— Ольга, во время предыдущего нашего с вами разговора был освобожден Михаил Ходорковский. Сегодня идет полномасштабная война против Украины, усилились репрессии против российской оппозиции. Что происходит с Россией?

— Закончился этап, который можно очень мягко назвать "культурной крымской кампанией", заканчивается период поиска и выявления национальных предателей и пятой колонны. Полагаю, что мы сейчас стоим на очень интересной развилке. Очень похоже, что начинается любимая русская забава — жрать своих.

Пример тому — арест председателя совета директоров АФК "Система" Владимира Евтушенкова, который был неожиданностью. Дело в том, что Евтушенков покупал "Башнефть" по личной просьбе тогда еще председателя правительства Владимира Путина. То есть он не давал разрешения, а просил Евтушенкова это сделать. И случившееся с бизнесменом говорит о том, что у нас очень серьезно сместился центр власти. Он перешел от Путина к силовикам.

Сейчас среди силовиков начинается борьба. Последние 14 лет мы как-то лавировали между четырьмя разными кланами: кланом спецслужб во главе сСечиным, кланом военных с министром обороны Шойгу, кланом друзей Путина (Ротенберги, Ковальчуки, Тимченко) и кланом "Газпрома" (Миллер — Медведев). Сейчас совершенно очевидно поражение клана друзей президента.

Есть два ярких примера поражения. Ротенберги, которые все эти годы занимались изготовлением труб для "Газпрома", отодвинуты от этого проекта людьми Сечина. И второй пример — закон об иностранцах в СМИ. Конечно, мы все думаем, что этот закон направлен против нас, против Аxel Springer, который издает, например, Forbes, а это в общем-то оппозиционное издание в России, или против газеты "Ведомости", которой совместно владеют фактически Financial Times и Wall Street Journal. Мы совсем не думаем о том, что Национальная медиагруппа во главе с Алиной Кабаевой владеет, например, Первым каналом через офшоры целиком и полностью. А Первый канал по сравнению с Forbes и "Ведомостями" посильнее будет.

— Это что же получается, власть Путина под угрозой?

— Путин потерял, скорее всего, клан своих друзей. Ранее силовики отодвинули целиком и полностью либералов типа Грефа и Кудрина. Сейчас начинается преследование бывших друзей президента. Я думаю, что Евтушенков — первая ласточка. Против Чубайса, насколько я знаю, сейчас возбуждено 6 уголовных дел.

— И как Владимир Владимирович это позволяет?

— Я думаю, что он ничего не может сделать, потому что стал заложником борьбы двух оставшихся сильных кланов — армии и ФСБ. Сечин — спецслужбы, Шойгу — армия. И то, что происходит с Украиной сейчас — это тоже результат именно этой борьбы, потому что Стрелков и Бородай — это люди Сечина.

Сейчас они отодвинуты от этой истории, потому что Сечин (уже как "Роснефть") очень много теряет от санкций из-за войны, и я думаю, что в его интересах эту историю прекратить, в отличии от Шойгу, поскольку для него это бюджет. На востоке Украины сейчас воюют люди Шойгу.

Сейчас происходит борьба, жертвами которой станут люди из окружения Путина. Кто-то должен быть назначен виновным. Давно начался экономический кризис, но именно сейчас он сильно ударит по всему населению, и это заметит каждый.

Если скажут, что виноваты Романова, Шендерович и Макаревич, будет смешно, и наши акции только поднимутся. Мы реально осознаем свой масштаб в этой истории, у нас нет ни административного, ни финансового ресурсов, рычагов воздействия. В этом должен быть кто-то виноват, кроме нас, потому что нас бессмысленно назначать главными врагами.

— Выходит, Путин стал заложником им же самим созданной системы?

— Я думаю, что его уже практически сожрали. И он президент, скорее, для внешнего мира, чем для России. Сейчас идет борьба двух президентов — Сечина и Шойгу.

— Президентов?

— Да, двух фактически реально управляющих Россией людей. Сейчас это не Путин. Путин для Меркель. А внутри России действуют эти две силы.

Владимир Владимирович пытается этому сопротивляться, чему свидетельства — все время происходящие вокруг МВД истории — дела генераловКолесникова, Сугробова. Вот сейчас вместо главы МВД Колокольцева хотят назначить Золотова, бывшего телохранителя Путина, очень близкого ему человека. Он уже давным-давно командует внутренними войсками, а это то, что бросают против оппозиции. Мы очень хорошо знакомы с этими людьми.

В стране сейчас действуют несколько армий. Армия внутренних войск во главе с телохранителем Путина Золотовым, армия Шойгу, армия спецслужб ФСБ и есть еще, например, железнодорожные войска Якунина. И так как в Думе сейчас рассматривается законопроект о частных военных компаниях, то еще и "Газпром", судя по всему, обзаведется своей армией.

Можно ли представить армию "Газпрома", которая разгоняет Шендеровича и Макаревича? Это смешно. Естественно, эта армия не для нас. Они вооружаются друг против друга. Идет внутриклановая борьба, в которой нам, наверное, будет сложно, но есть шанс выжить, когда дерутся такие столпы. Мы им неинтересны, от нас очень много крика.

— Можно сказать, что оппозицию в России уже основательно "зачистили".

— Оппозицию в России очень грамотно сохранили — ее законсервировали и фактически оставили в покое. Нам дают время и силы собраться. Нам дают время и силы повзрослеть. Посмотрите, как стремительно взрослеет, сидя под домашним арестом, например, Навальный. Я все время наблюдаю за взрослением людей, которые были мальчишками протеста. Смотрю на Янкаускаса, который сидит под домашним арестом почти полгода. Ему 28 лет, мальчишка, но очень умный, даровитый парень. Вижу, как взрослеет Ляскин.

— Что-то Навальный испортился "с возрастом". Вы разделяете его позицию по поводу Крыма?

— Я говорю, взрослеет, а не повзрослел. Во-первых, нет политика, который периодически что-нибудь не ляпает. Во-вторых, наверное, чем больше все это обсуждают — тем больше для него это значит. Ему нет 40 и он растет как сорная трава, не проходит, как нормальные политики, школу политического взросления через выборы, дебаты и т.д. Мы растем в тюрьме.

У меня ровно те же претензии к любому нашему оппозиционному политику. Мы столько всего ляпаем. Но учимся, учимся. Политики федерального или мирового масштаба вырастают в местных парламентах, а мы имеем публичную площадку только в соцсетях.

Я буду оправдывать Навального, наверное, до тех пор, пока он не придет к власти. Подозреваю, что когда он придет к власти, я уйду в оппозицию. Сейчас же надо дать шанс хоть кому-то, потому что пока мы будем выбирать идеального человека, мы умрем.

— Почему русский либерализм заканчивается там, где начинается украинский или белорусский вопрос?

— Я думаю, ни один русский политик не либерал. Мне кажется, либерализм сейчас — пугало, а до того был фетишем. Мы не можем сказать, что ельцинские либералы были таковыми на самом деле. Какой, к черту, Альфред Кох либерал? Простите пожалуйста, что там либерального?

— Сегодня Кох очень популярен в тех же соцсетях.

— Крыть всех матом — это не либерализм. Хотя пишет хорошо. Но талант — не либерализм. Лимонов тоже дико талантливый человек. Он что, либерал?

— Вернемся к Украине и Беларуси, которые добровольно расстались с ядерным оружием взамен на гарантии независимости.

— Я лично считаю, что Будапештские соглашения должны исполняться свято. Свято! Иначе, какое доверие может быть к политикам? Поэтому у меня очень большие претензии к Западу. К людям, которые эти соглашения подписывали. Одна из сторон — Россия — нарушила соглашения. В этих соглашениях сказано, что вы делаете в первую очередь, если они будут нарушены. Что же вы ничего не делаете?!

Украина — суверенное, самостоятельное государство, ее границы нерушимы. Крым — замечательное место. Крым овеян русской славой и писателями. До этого — татарами, до этого — турками, до этого — греками и т.д. Границы нерушимы. Иначе — война!

— Согласно соцопросам, большинство россиян поддерживают ведение войны в Украине, и это несмотря на то, что оттуда в страну возвращаются сотни гробов с телами российских солдат. Как это сегодня возможно скрыть от населения, или люди предпочитают не замечать правды?

— Я выросла в военном городке, в гарнизоне. Одна половина моих однокашников погибли в Афганистане, вторая — потом в Чечне. И я очень хорошо помню тот период, когда приходили гробы из Афганистана, когда об этом тоже нельзя было говорить, и когда отрицание выполнения святого интернационального долга приравнивалось к предательству родины.

И сейчас отношение к этой афере чистой воды однозначное. Безусловно, пройдет время и народ выздоровеет. Таково свойство людей. Перед отставкой Лужкова 72% москвичей были за него. Через два дня после отставки — всего 2%. Так устроен, извините за выражение, "русский мир". Именно так.

И никуда не делись те люди, которые выходили в 1991 году на улицы. Никуда не делись люди, которые пели за Цоем "Перемен требуют наши сердца!". Они все здесь, но что-то случилось с их мозгами, их "промыли", ведь из каждого утюга рассказывают о "зверствах" украинцев.

Я недавно видела сюжет "Вестей", посвященный годовщине освобождения Донецка от немецко-фашистских захватчиков. Герои сюжета все в один голос говорили: "Немцы, которые здесь были — фашисты. Они давали шоколадку и конфетку детям. Они лучше были, чем украинцы, которые сейчас". Это оправдание фашизма. Произносятся немыслимые вещи. А мы же привыкли, что в газетах врать не будут, по телевизору врать не будут. Например, у меня в подъезде сменные консьержи. За 24 часа они ни разу не открыли книгу, все время смотрят в телевизор, даже рекламу. Они даже не здороваются с жильцами — не могут оторваться от экрана.

Идет зомбирование и промывка мозгов, как бы избито это не звучало. К тому же образование фактически уничтожено, мораль уничтожена. Если любому народу постоянно говорить, что убивать хорошо и за это будет медалька, премия, повышение, что воровать хорошо — будешь назначен на РЖД, "Газпром" и станешь олигархом, рано или позно многие станут на этот путь. Количество мерзавцев во все времена, во всех нациях примерно одинаковое. Просто когда люди понимают, что быть мерзавцем — это конкурентное преимущество, они на это идут.

Я все время вспоминаю Гавела, его прекрасное эссе "Политика и совесть", где он пишет, что политика — это продолжение нравственности. Если приходят к власти Гавел или Ганди, люди становятся другими.

— Почему же сегодня Запад, который по идее стоит на тех же позициях, что и Гавел, со своей нравственной политикой в каждой из стран, не может противостоять безнравственности, которую несут такие диктаторы как Путин и Лукашенко?

— Как говорили советские продавщицы: "Вас много, а я одна". Нас много, а Гавел был один. На всех гавелов не напасешься. Я вот с большим интересом смотрю на Меркель. Она, конечно, другая, но в ней очень сильна эта нравственная составляющая, не только потому что она женщина, а потому что очень умная и порядочная. Она, конечно, очень сильно связана по рукам и ногам газовыми контрактами и тем, что ей надо отапливать Германию. Но мне кажется, Меркель очень многое понимает.

Хотя самый яркий пример — это Италия. Пока там был Берлускони, лучший друг Путина, это была одна Италия, а сейчас я каждый день ловлю новости: то они находят и арестовывают собственность Ротенберга, то они арестовывают беглого главу Росграницы Безделова. Там каждый день происходят очень важные для России вещи. Всего-то навсего изменился премьер, и это другая страна. Спасибо вам большое, итальянцы, я вас обожаю. Супер! Давайте еще!

Я внимательно слежу за французами, особенно после того, как они уволили чиновника, который прислал Рогозину приглашение на подписание контракта с "Мистралями".

Поэтому нравственность — арестовать Безделова или виллу Ротенберга. Нравственность — уволить чиновника, который прислал Рогозину приглашение на подписание контракта с "Мистралями". Нравственность — это посмотреть на Путина, как посмотрела Меркель после шутки про первую брачную ночь. Уверена, что если бы такое было сказано при Берлускони, он бы заржал.

— Тем не менее, продолжается "безнравственная" покупка российского сырья, нефти, газа, которая сегодня позволяет вашему режиму править.

— Конечно, я на них обижена, но я не могу этого от них требовать. Проблема Меркель, если немецкий студент будет замерзать или недоедать, когда она не подпишет контракт с "Газпромом". Она должна думать о немцах, как итальянцы думают об итальянцах. Мы, к сожалению, никому не нужны.

Подозреваю, что в ближайшее время, все-таки главной движущей силой в нашем регионе будет славянское братство. Я говорю про славянское братство не в смысле национальной принадлежности, а в смысле государственном: Беларусь, Украина, Россия. Мы нужны друг другу как воздух. Только мы можем помочь друг другу, объединившись не в одно государство, а в нашей борьбе с мерзостью.

Конечно, наша с вами судьба сейчас решается в Украине. Это довольно странно, а мне даже и обидно, потому что белорусы и русские бились не меньше и не меньше страдали. Но мы знаем, что если получится там — получится и у нас.

— Возвращаюсь к началу нашего разговора. Если в результате борьбы кланов после Путина к власти придет силовик с ядереным чемоданчиком, не станет ли еще хуже?

— Сейчас в России наступают интересные времена. С мая по август курица подорожала на 200%, исчезли продукты и не пармезан с хамоном, а обычные овощи и творог, давно нет хорошей рыбы. У меня муж занимается бизнесом, но его доходы никак не увеличиваются, скорее сокращаются, рублевая инфляция очень серьезная. Тем не менее, мы обеспеченная семья, но даже нам сегодня дорого покупать продукты. И я не понимаю, как выкручиваются малоимущие семьи.

2014 год должен был быть первым годом дефицитного бюджета, он им стал, но только добавились Крым, война, санкции, инфляция, дороговизна, сокращение. Я думаю, что к новому году доллар будет 60 рублей, если не больше. К февралю кончится весь отечественный урожай. Импорта не будет, или он будет китайским, а к китайским продуктам народ, мягко говоря, не привык.

Весна будет очень серьезным испытанием. Думаю, пройдет эйфория из-за того, что "Крым — наш!" А еще учтите, что силовикам, депутатам, сенаторамзапретили выезд на Запад, а они привыкли и что им жены скажут? Это уже будет гламурный протест. "Мне пофигу, что ты прокурор. Я хочу в Доминикану". "А нет Доминиканы и не будет больше никогда". "Это почему? Ах, Путин?!"

И для России — это шанс, потому что мы будем измотаны войной экономически, и "Марш пустых кастрюль", сильно подогретый несправедливостью, может вылиться в протест, который может быть использован одной или всеми группировками вокруг Путина.

Да, может прийти совсем ужасный человек: Сечин, Рогозин или Шойгу. Но не надо этого бояться. Раньше сядет — раньше уйдет. Он точно не будет популярней Путина, как бы не работали политтехнологи. Потому что это уже будет не на подъеме, когда пришел Путин, не на росте, а на экономическом спаде.

Режим держится на валютной подушке, которую впервые можно посчитать. Ее хватит на три года. Если пойдет так, как идет сейчас — ее не прибавится. Если цены на нефть будут падать дальше, тогда на два, на полтора года. Дальше — все! Дальше — конец!

И совершенно все равно, какой завтра человек будет после Путина. Ему осталось размер валютных резервов поделенный на коэффициент его глупости. Или на коэффициент его безумия. Или на коэффициент его агрессии и т.д.

Часики тикают. Можно подкрутить, чтобы побыстрее, но нельзя подкрутить, чтобы помедленнее. Нельзя!

http://www.charter97.org/ru/news/2014/11/19/126911/

12:38 15.03.2015
Андрій Марченко опубликовал запись в сообщество « ЗаБеГаЛоВкА »

Однополосное

Вот говорят — в Кремле переворот, над ним уже летает вертолет, уже Илларионов дни считает! Ведь это колоссальный перелом, раз вертолет летает над Кремлем. Там ничего обычно не летает. Верховного, как пишет немчура, не видели уже с позавчера, и лишь Песков, томящийся от скуки, поскольку он по десять раз по дню замучался опровергать фигню, всем говорит, что он ломает руки. Как не ломать?! Не выпить триста грамм?! Уже Кадыров пишет в инстаграм, навязчивые слухи отвергая, что Путина готов прикрыть собой в любой момент, на должности любой, как будто должность может быть другая!

Пронесся слух — и тот уже не нов, — что Путина заменит Иванов, войска не спят, назначена и дата: он ястребов возвысит и скинов. Неясно, почему же Иванов? А тоже, говорят, исчез куда-то…

Вот вся стабильность ваша, ваша жесть, процентов ваши восемьдесят шесть, родной менталитет, святой и грешный: весь ваш антимайданный монолит при первом дуновении валит соль закупать и запасаться гречкой. Все знают: заслужили, и давно. Все валится, как фишки домино: пронесся слух, что даже Сечин спекся. И все за власть, казалось бы, горой — но воздух марта нюхают сырой и ловят в нем дыхание Чайн-Стокса. Все ждут беду и ныкают еду, а услыхав любую ерунду, спешат распространить ее стозевно. Ждет вся страна, держась за волоса, что вот пойдет другая полоса… Ведь жизнь, как нас учили, — это зебра! Жестокий мир меняться не готов. У этой зебры нет других цветов. Проклятый март, коварная погода, — он вечно обещает переход, однако эта зебра тоже врет: она не означает перехода.

А тут еще Муратов, местный зав, дегенератов радует, сказав, что «Новая» бумажный вид утратит и вообще корабль идет ко дну: нам разве что на полосу одну рекламных средств имеющихся хватит. Все зажужжали, как заведено. Все тоже ждали этого давно. «Эх, Лебедев!» — как говорил Полонский. Что денег нет — мы знаем по себе, газета не сидела на трубе и вынуждена стать однополосной. Сочувствием взорвался интернет.

Муратов говорит уже, что нет, что не дождетесь, золотая рота, что выстоим и на одной ноге… Короче, прекращения «НГ» не будет так же, как переворота.

Ужасный мир, забывший честь свою, колеблемый, повисший на краю, застынет ночью — днем капелью плачет. Однополярный тоже нехорош — но он однополосный, плоский сплошь, как заклеймил его покойный Пратчетт. О месяц март, несносный, плутовской, всегда слегка беременный весной, скрывающий ручьи под коркой наста, чередованье солнца и соплей… Но он в конце концов родит апрель — а мы всегда беременны, и баста!

Метки: новая газета, Путин, слухи
23:44 08.03.2015
Андрій Марченко опубликовал запись в сообщество « ЗаБеГаЛоВкА »

Деньги, деньги, деньги — всем надо!

Лукашенко назвал отношения с Россией О заседании Высшего госсовета Союзного государства России и Беларуси забыли буквально на следующий день, будто и не было никакой встречи Владимира Путина и Александра Лукашенко.

И в самом деле — зачем на фоне реальных политических и человеческих драм, разыгрывающихся на наших глазах, на фоне войны, убийств, избиений и арестов, вспоминать о том, чего никогда не было, вслушиваться в пустые слова, произносимые авторитарными правителями, и интересоваться, каким же это орденом Путин наградил Лукашенко.

И тем не менее результаты поездки Лукашенко в Москву не просто важны — они определяют будущее всего постсоветского пространства и демонстрируют подлинные возможности Путина, — пишет Виталий Портников на сайте "Обозреватель".

Коротко говоря: Путин ему денег не дал.

А Лукашенко нужны деньги. Вся его экономика заточена под заимствования из России. Вся хваленая белорусская стабильность, все эти "чистые улицы, солнышко жмурится" — и поэтому "Саня останется с нами" навсегда, — это не Саня. Это Ельцин. А потом Путин. И без их помощи так и оставшаяся в советском прошлом экономика Беларуси давно бы уже рухнула на головы жителей бывшей "третьей республики", так и не понявших до конца секрет своего 25-летнего анабиоза.

Но теперь Путин ничего не сказал Лукашенко о кредите, в котором так нуждается белорусский президент, готовящийся "остаться с нами" на следующий срок. А значит, вновь возникнут проблемы с курсом белорусского рубля, с работоспособностью предприятий, со сбытом продукции, с ценами, со всем-всем. Можно, конечно, сказать, что это Путин так наказывает Лукашенко за плохое поведение и контакты с Западом. Но на самом деле Лукашенко контактирует с Западом именно потому, что Путин больше не может его содержать.

У Путина нет денег.

То есть на саму Россию — по крайней мере на ближайшие месяцы — еще есть. А вот на сателлитов уже не хватает. До Лукашенко из Москвы восвояси отправился приднестровский президент Евгений Шевчук — а он уж точно не то что с Западом, даже с Кишиневом не заигрывал. И денег ему нужны сущие копейки — там, где Лукашенко рассчитывает на миллиарды, Шевчук рассчитывает на миллионы.

Но даже миллионов у Путина не нашлось.

Это и есть начало конца, если кто не понял. Не внешнеполитическое помешательство, не убийства оппозиционеров, не съехавшее с катушек телевидение их доконают, а именно отсутствие средств. Потому что подданный Путина — это коллективный Лукашенко. От президента ему нужны не красивые речи о русском мире и не обещания встать с колен и напугать весь мир, а халява, возможность мало работать и много зарабатывать, не задумываясь об источниках поступления бабла.

Люмпен, он такой — меркантильный.

Лукашенко и Шевчук — первые ласточки весны путинской бедности. Именно поэтому все разговоры о том, как Путин будет контролировать Донбасс и как он приберет к рукам Украину, могут родиться только в воспаленном сознании людей, не понимающих, что бесплатной оккупации не бывает. У человека, неспособного прокормить даже Приднестровье, не будет денег для Донбасса — о 48-миллионной Украине я даже уже и не говорю. А ведь это только начало настоящей "русской весны", весны безденежья. Придет день, когда без бабла будут выходить из президентского кабинета губернаторы регионов — даже те, кого будут приводить к Путину без наручников. Потом в получении средств откажут крымскому гауляйтеру Сереге Аксенову — и симферопольский квислинг удалится от первого лица в глубокой задумчивости, по дороге перебирая в уме предложения риэлторов о все еще свободных домах на Рублевке. Ну и наконец настанет тот самый час, когда денег не дадут Рамзану Кадырову и он выйдет из президентского кабинета — изумленный и в то же время переполненный новыми планами и надеждами.

Так все и окончится.

Метки: деньги, Путин, Лукашенко, отказ
11:22 05.03.2015

Убийство Бориса Немцова: названо имя реального исполнителя "заказа" и палача

Накануне поздно вечером в КЦ из Чечни поступила информация о том, кто совершил убийство Бориса Немцова. Его убил кузен Кадырова и его личный палач Адам Делимханов, член путинской госбанды «дума РФ». Тот самый, что лично убил бывшего дружбана Кадырова, главаря отряда «Горец» Мовлади Байсарова в центре Москвы на глазах российских ментов. Также организовал убийства Сулима Ямадаева в Дубае, а ранее в 2008 году убийство его старшего брата, также у стен Кремля, передает Joinfo.ua со ссылкой на сайтkavkazcenter.com.

Эта утечка информации не просто слух или сплетня. Дело в том, что у чеченцев обширные родственные и дружеские связи и порой даже самая секретная информация бесконтрольно распространяется «среди своих». В данном случае надо учитывать и уверенность членов группы киллеров в своих действиях, т.к. приказ на ликвидацию «врага государства» поступил по цепочке Путин-Кадыров-Делимханов.

Источники сообщают, что группа обеспечения киллера Адама Делимханова до сих пор находится в Москве. Они никуда не уехали. Есть информация, что они пышно отпраздновали успешную операцию в воскресенье на одной из квартир в Москве.

Помогавшие Адаму Делимханову в убийстве Немцова кадыровцы постоянно живут в Москве. В Чечне они практически не бывают.

Делимханову и его группе была обеспечена полная свобода действий. Место убийства было заранее очищено от полицейских и наблюдения. Была снята наружка.

Место убийство – у стен Кремля, также выбрано не случайно. Т.о. Путин и его банда заранее подготовили «алиби» — мол, убийство Немцова провокация, направленная лично против Путина.

Эта старая и давно отработанная чекистская тактика – устранять противников, убийство которых формально «вредит властям». Мол, разве мы такие дураки, чтобы подставлять себя?

Этот фокус Путин проделывал, убив Политковскую (его известная фраза, что смерть журналистки навредила власти больше, чем ее правозащитная деятельность). Так же был убит президент Польши Качиньский и вся антирусская польская элита под Смоленском. Был отравлен в ядерном теракте Литвиненко в центре Лондона. Повешен в сортире Березовский. Убита Наталья Эстемирова.

Кстати говоря, убийцы Эстемировой спокойно живут у себя дома. В Чечне все знают, что ее убили «сотрудники» банды «Курчалоевский РОВД» Хамзат Эдельгириев и его двоюродный брат по кличке «Дантес». Даже место убийства все знают — база кадыровцев в селе Ялхой-Мохк.

Это секрет только для российских СМИ, но не для Чечни.

Сейчас убийцы Эстемировой не работают в «РОВД». Их уволили за какую-то провинность перед Кадыровым. Но они спокойно проживают у себя дома, хотя т.н. «прокуратура» прекрасно знает, что именно они убили правозащитницу.

На теле убитой были найдены следы ДНК. При проверке членов разных кадыровских банд на совпадение ДНК, этих двух убийц Кадыров не позволили проверить даже формально.

В Чечне гуляет такая шутка. На здание «прокуратуры» надо повесить дорожный знак – «Осторожно! Слепые!».

23:31 03.03.2015
Павел Шехтман
Павел Шехтман

В перечне террористов и экстремистов России коренной москвич, учитель истории, публицист, активист и блогер Павел Шехтман значится под номером 3462. В "почетный список" Федеральной службы по финансовому мониторингу, осуществляющей, кроме всего прочего, "функции национального центра по оценке угроз национальной безопасности", Шехтман попал благодаря своим радикальным высказываниям о российско-украинской войне на Донбассе.

Осенью прошлого года на активиста завели уголовное дело по статье "Возбуждение ненависти и вражды с угрозой применения насилия". Поводом для уголовного преследования послужила запись Шехтмана в Facebook: "Украинцы! Надеюсь, вы не отпустите Стенина?! Надеюсь, вы пристрелите его? Убивайте всех этих б..дей с разных НТВ и Первых каналов, убивайте, убивайте как бешеных собак!". Именно так российский активист отреагировал на пост украинского блогера Романа Давиденко о том, что "пленных украинских военных, которые отказываются давать комментарии российским каналам, террашисты убивают". (Андрей Стенин – фотокорреспондент информационного агентства "Россия сегодня", возглавляемого одиозным телеведущим Дмитрием Киселевым, погиб в августе 2014 года недалеко от города Снежное в Донецкой области).

14 февраля 2015 года Шехтман сбежал из-под домашнего ареста в Украину, где попросил политического убежища. В интервью изданию "ГОРДОН" активист рассказал о подробностях своего побега, об интернет-"титушках", мониторящих записи в соцсетях, а также о том, почему кремлевская элита "боится русского бунта больше, чем неадекватности Путина".

– Кто участвовал в организации вашего побега из России?

– Меня просили не раскрывать подробности, чтобы не перекрыть канал спасения для других потенциальных политбеженцев из РФ. "Организация побега" – слишком громкое выражение для моего случая, никто из влиятельных политиков или бизнесменов мне не помогал, существуют вполне бытовые способы свалить из России.

– Меня больше интересует, как именно вы пересекли украинскую границу?

– Приехал со своим российским паспортом, объяснил: мол, так и так, сбежал из-под домашнего ареста, ищу политического убежища в Украине. Пограничник покачал головой и вдруг сказал: "Сейчас вас обратно в Москву отправим". Честно говоря, я испугался, особенно когда ко мне подошел охранник с лицом "титушки" и потащил вон из таможни. Я запаниковал, поднял крик, полез в карман за телефоном, охранник решил, что я достаю пистолет. В итоге пришел офицер, отвел меня в отдельную комнату, подробно расспросил, взял документы и отнес на одобрение своему начальству.

– Вот так буднично оформил документы, не сообщив о вас украинским спецслужбам? А вдруг вы агент ФСБ?

– Я у них не первый, кто просил политического убежища. К тому времени уже подъехал мой киевский друг Володя Малышев. В общем, был жуткий геморрой с оформлением бумаг, но я уже побывал в миграционной службе и получил временный вид на жительство в Украине.

– Как вы сняли электронный браслет, который надевают на всех, находящихся под домашним арестом?

– Российские правоохранители просто не успели прицепить браслет, я сбежал. Уголовное дело против меня возбудили 30 сентября 2014 года, 7 октября я был задержан в собственной квартире и отправлен в изолятор временного содержания. Суд не утвердил арест и меня отпустили под подписку о невыезде. Я понимал, что и оставаться в Москве, и бежать куда бы то ни было одинаково рискованно. Решил вести привычный образ жизни и по-прежнему писать все, что думаю о российско-украинском конфликте, пока петух в одно место не клюнет.

– Судя по всему, петух клюнул 10 февраля 2015 года, когда в дверь вашей московской квартиры постучались "вежливые человечки"?

– По их словам, я скрывался от следствия, из-за чего меня объявили в федеральный розыск, хотя все это время я ночевал в своей квартире. Меня опять задержали, отвезли к следователю, потом в суд, который принял решение заключить меня под домашний арест. Поскольку электронный браслет надевают не в ту же секунду, я спокойно вернулся домой. Но мой адвокат Елена Романова сказала, что браслет нацепят через день-два, как только документы на меня закинут в местное управление Федеральной службы исполнения наказаний. Я понял, что если сейчас не приму решения бежать, потом буду жалеть.

– Это правда, что полицейские перерезали электропровода, чтобы "выкурить" вас из квартиры?

– В тот день я не пошел на работу, плохо себя чувствовал. Вдруг стук в дверь: "Полиция, поквартирный обход, проверяем, не снимает ли кто незаконно жилье". Меньше всего парень за дверью был похож на участкового, потому что был не в форме, а в обычной меховой куртке. Я никого не собирался впускать в свое пространство, дверь не открыл. Парень поломился-поломился и ушел. Через некоторое время в квартире погас свет, я вышел на лестничную площадку посмотреть на электрощиток и меня схватили. Причем схватила сборная бригада из полицейских и ФСБшников. Позже они чуть между собой не передрались, выясняя, на кого именно оформить мое задержание.

Полицейские были из Центра "Э" – департамента по противодействию экстремизму МВД РФ. И менты, и ФСБшники провели у меня обыск, изъяли компьютер, заявили, что "Роскомнадзор" признал еще какую-то запись в моем Facebook экстремистской. Я даже не понял, о чем конкретно речь, может, я опубликовал что-то со ссылкой на Дмитрия Яроша. Честно говоря, не помню.

– Я правильно поняла, что российские спецслужбы внимательно мониторят все записи граждан РФ в социальных сетях?

– В моем случае ФСБ помогли бдительные сограждане. В России таких "добровольных помощников" немало. Есть специально созданные группы, которые просматривают посты в соцсетях и стучат куда надо. Эти интернет-"титушки" связаны с Администрацией президента РФ.

– Что бы вам грозило, если бы остались в России?

– Статья 282 Уголовного кодекса РФ "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства". Мне приписали часть 2 из этой статьи, то есть не просто разжигание ненависти, а "с применением насилия или с угрозой его применения". Это пять лет тюрьмы.

Уголовная статья специально сформулирована очень обтекаемо, за образец был взят французский закон о печати 1880-х годов и сильно расширен. В частности, наряду с разжиганием расовой и национальной ненависти было введено понятие ненависти к социальной группе. В моем случае имелось в виду, что я призывал украинцев убивать сволочей из российских пропагандистских СМИ. Социальная группа – понятие абсолютно безразмерное, под него подпадают не только журналисты, но и правоохранители, рабочие и так далее. В общем, это универсальная дубина против всякого, кто не угоден кремлевской власти.

Я сбежал не только из-за угрозы сесть за решетку. Много лет я являюсь экологическим, градозащитным и политическим активистом, первый обыск у меня был еще в 2012 году по "болотному делу". Сейчас я окончательно разочаровался в перспективах оппозиционного движения в России, особенно на фоне Майдана.

– Почему разочаровались?

– Потому что, вместо того чтобы организовать пусть не насильственное, но настоящее сопротивление кремлевскому режиму, российская оппозиция выбрала абсолютно беззубый и безопасный путь – согласованные митинги.

Первый звоночек прозвучал в октябре 2010 года, когда либеральная оппозиция согласовала митинг на Триумфальной площади в Москве. До того на площади проводились несогласованные демонстрации в защиту 31-й статьи Конституции РФ, в которой сказано: "Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование". А тут вдруг решили согласовать с властью… Это был первый раскол оппозиции. Люди, которые еще накануне были готовы бодаться с режимом, как бараны, побрели в загончик под присмотром ментов и оттуда кричали "Долой Путина!" и другие "ужасные" революционные лозунги.

В Украине даже не представляют, что такое согласованный митинг. Это когда в целях якобы безопасности территорию огораживают забором, устанавливают металлоискатели и протестующих шмонают и раздевают чуть ли не до трусов. В таких загончиках в России предлагается бороться за свободу, а оппозиция на это соглашается.

Москва, март 2014 года. Российский ОМОН задерживает Павла Шехтмана на акции против войны в Украине. Видео: Ярослав Головин / YouTube

– Мне казалось, проблема не в том, что митинги в России надо согласовывать, а в том, что даже сознательные россияне выходят на площадь, выкрикивают прекрасные лозунги и расходятся по домам. Украинцы на Майдане 2004-го и 2013-го стояли до конца.

– Совершенно верно. Я сам не верил, что российское оппозиционное движение в борьбе с режимом дойдет до кровавых вещей. Предполагалась концепция пусть ненасильственного, но реального сопротивления. Оказалось, что вся цель протеста – собраться и попеть под гитару.

– Но Оранжевая революция в Украине победила именно песнями и плясками.

– В 2004 году Леонид Кучма прекрасно осознавал, что любая попытка разогнать украинский протест закончится еще большим сопротивлением, что доказали события ноября 2013 года, когда Янукович подавил студенческий Евромайдан, в ответ на что миллионы украинцев вышли на улицы.

Но в Украине был авторитарный режим, а в путинской РФ давно установилась настоящая диктатура, именно потому необходимо было реальное сопротивление. Песнями и плясками в России ничего не добьешься, а наша оппозиция, по сути, слила протест.

– Вы согласны с теми, кто считает одного из лидеров российской оппозиции Алексея Навального проектом Кремля?

– Слишком наивно считать, что всем в России рулит всемогущий Кремль. На самом деле между кремлевскими башнями постоянно идет грызня, Навальный лишь часть этой игры.

– То есть Навальный держится на межклановой борьбе российской властной верхушки?

– Борьба против "Партии жуликов и воров" (термин, придуманный Навальным, обозначает путинскую партию "Единая Россия". – "ГОРДОН") началась в 2011 году специально под тогдашнего президента РФ Дмитрия Медведева. Проект Навального активно раздувался медведевским окружением – условными либералами Кремля, которые боролись против силовиков Путина.

Цель проекта была создать в Государственной думе сильный оппозиционный блок, в который бы вошли партия "Правое дело", "Справедливая Россия" и даже коммунисты – в общем, все, кто против "Единой России". Временным главой этого движения был российский миллиардер и политик Михаил Прохоров. После президентских выборов предполагалось, что именно Медведев возглавит оппозицию в Госдуме и займется играми по перетягиванию каната.

– Хороший план, почему же он провалился?

– Так с кем эти кремлевские либералы вздумали играть? С наперсточником! Когда Путин просек тонкие игры медведевского окружения, он взял и… назначил Медведева лидером "Единой России". Надо отдать должное Владимиру Владимировичу, это был очень остроумный и совершенно издевательский ход, единственное политическое решение Путина, от которого я в восторге. В общем, если прошерстить лидеров оппозиции – Навального, Прохорова, Удальцова – они все так или иначе были связаны с окружением Медведева.

– Но почему кремлевские либералы сделали ставку именно на Медведева? Разве с самого начала не было ясно, что он марионетка Путина?

– Медведев был королем, которого сделала свита. Пока он сидел на троне, придворные много чего решали. Вот только Путин знал, кому дать посторожить президентское кресло. Когда наступил решающий момент, Медведев мог одним росчерком пера изменить будущее России, достаточно было выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах 2012 года. Но он не осмелился, а Путин отлично знал, что Медведев никогда в жизни не пойдет на такой риск.

– Как думаете, у Дмитрия Анатольевича были амбиции стать не просто преемником, но самостоятельной политической фигурой?

– Медведев слишком ничтожен, чтобы взять на себя любую самостоятельную роль.

– Кто в сегодняшней России способен сплотить оппозиционное движение?

– Никто. Вообще. Все кончено. Майдан в России невозможен в принципе. И не потому, что нет лидера – нет массовой социальной опоры для реальной борьбы за гражданские права. Киевский Евромайдан поддержал украинский средний бизнес, который страдал от донецких бандитов, пришедших к власти вместе с Януковичем. В России же среднего класса нет, люди зависят либо от подачек из госбюджета, либо от крупных нефтяных и газовых корпораций, которые, в свою очередь, абсолютно зависимы от Кремля. Возглавив Россию 15 лет назад, Путин заключил с обществом негласный контракт…

– …стабильность в обмен на свободу?

– Да. Пока на народ попадают нефтяные брызги, никто не будет рвать на себе рубаху, защищая гражданские права. Максимум, что сделают – прогуляются с белыми ленточками в центре города.

– Но с началом украино-российского конфликта мировые цены на нефть рухнули в два раза, российская бизнес-элита теряет миллионы из-за западных санкций. Неужели это не сподвигнет ни одну из башен Кремля на маленький дворцовый переворот?

– Если Путин исчезнет, в России начнется не Майдан, а "ДНР" и "ЛНР" с алкоголиками на блокпостах. Один мой знакомый вхож в серьезные бизнес-круги, он говорит, что сейчас кремлевская элита сплотилась вокруг президента РФ именно потому, что боится русского бунта больше, чем неадекватности Путина. На этом страхе и держится режим.

21 февраля в центре Москвы состоялся марш "Антимайдан". По словам организаторов, цель акции – противостоять тем, кто угрожает России. Судя по лозунгам, РФ угрожает Обама, гей-парады и Майдан.Фото: Илья Варламов / zyalt.livejournal.com

– Откуда такая убежденность – либо Путин, либо бунт. Неужели нет другого пути?

– Путин создал систему, в которой он незаменим: замкнул все на себе, силовая вертикаль России держится только на президенте. Если убрать Путина, система пойдет вразнос. Элита прекрасно понимает: при сегодняшнем социальном напряжении в обществе система не сможет быстро переформатироваться на другого лидера, все мгновенно рухнет, как рухнуло в 1917 году с отречением Николая II.

Кстати, экономические проблемы в России начались задолго до санкций Запада и обрушения цен на нефть. Еще до начала Олимпиады в Сочи в 2014 году ходили слухи, что правительство будет обваливать рубль – система выработала ресурс, экономический подъем превратился в серьезный спад. Ситуацию усугубили "крымнаш", война на Донбассе, западные санкции и падение цен на нефть. Как после такого вернуться к благополучию 2000-х, когда все росло и все обогащались, я, хоть убейте, не понимаю.

– Например, цены на нефть опять вырастут…

– Нефть многие годы стоила $110 за баррель, и что? Российскую экономику все равно умудрились довести до стагнации.

– Не боитесь разочароваться в Украине, увидев ее изнутри?

– Я никогда и не очаровывался Украиной. У меня не было иллюзий, что это и есть земля обетованная. Для меня Украина – это прежде всего живое, активное, настоящее гражданское общество. Безусловно, и у вас дерьма хватает, но, в отличие от РФ, в вашей стране социальные действия имеют и смысл, и результат. Россия – мертвая страна, исчерпывающе описываемая термином "выученная беспомощность" (состояние человека или животного, при котором индивид не предпринимает попыток к улучшению своего состояния, хотя имеет такую возможность. –"ГОРДОН").

Для меня страшным ударом стал не столько развал российской оппозиции, сколько сами люди. Особенно это проявилось после "крымнаш", когда знакомые активисты вдруг заняли сторону Кремля. Например, супруги Ткач, с которыми я много общался при защите старинных построек Москвы. Они казались мне образцом деятелей гражданского общества, пусть и на уровне решения проблем города. Все было прекрасно, пока не случился Крым. Вдруг Лена Ткач от имени Коалиции в защиту Москвы, в которую вхожу и я, заявила: дескать, давайте переименуем одну из площадей на Пресне в честь "Героев "Беркута".

– Почему умные образованные россияне слепо верят кремлевской пропаганде?

– Потому что не в пропаганде дело! Она лишь удачно легла на массовую психологию россиян. В гитлеровской Германии было куда больше образованных людей, чем в путинской России, тем не менее немцы купились на нацистскую пропаганду, которая потакала их комплексам и внутренним установкам.

Россияне не понимают Майдан не потому, что мало информированы. Они в принципе не в состоянии осознать, как можно идти на смерть за права и свободы. Для них Майдан – это что-то абсолютно непонятное, страшное и антирусское. В их сознании нет идеи гражданского объединения для контроля за властью.

– Но ведь и в Украине гражданская нация до Евромайдана не просматривалась.

– У вас были предпосылки. Прекрасно помню, как друзья еще в 2012-м говорили мне, что в Украине точно будет новый Майдан, потому что весь Киев вышел на уборку снежных заносов. В Москве такого сплочения снизу никогда не было, российская ментальность безнадежно пропитана совком, чего не скажешь о жителях западной и центральной Украины. Увы, Донбасс ментально оказался ближе России.

– Как думаете, когда закончится война на Донбассе?

– Когда закончится Путин. Дело только в нем. Лидер РФ, как Сталин или Гитлер, замкнул на себе всю государственную систему. Я больше не верю в возможность демократического развития России, наиболее реальная перспектива – развал. Я бы хотел, чтобы моя страна стала демократической федерацией вроде США, но если в государстве 15 лет продолжается ордынская тирания, альтернатива ей – только развал. Так же, как альтернативой СССР был развал, а не превращение в новое государство.

– Что будете делать, если ваша вынужденная эмиграция растянется на годы?

– У меня, слава Богу, есть в Киеве друзья, которые готовы оказать поддержку. Со временем, надеюсь, интегрироваться в ваше гражданское общество.

– Но ведь российские спецслужбы и в Киеве вас найдут, не страшно?

– Я не считаю себя таким уж видным политическим деятелем, за которым бы охотились все спецслужбы мира. Я не настолько параноик, чтобы думать, будто ФСБ спит и видит, как меня поймать. Кстати, хочу особо отметить для всех читателей: у меня нет Twitter. Страницы под моим именем в этой социальной сети ведут путинские тролли. Я пишу только в Facebook.

– Не жалеете о своей записи в Facebook, из-за которой пришлось покинуть родную страну?

– Что ни делается, все к лучшему. Я только сейчас осознаю, насколько Украина для меня роднее России. У вас – Майдан, а у нас с марта 2014 начался сплошной "крымнаш".

P.S. Незадолго до побега Павел Шехтман опубликовал в "Живом журнале" свое новое стихотворение:

Опускаются руки,
Поднимается злость.
Ты в стране не хозяин,
Ты в стране своей гость.
Или, может быть, гости
Все, кто рядом живут
На огромном погосте,
Что "Россией" зовут?
Над погостом – литые,
Тяжкой стали слова:
"Здесь могла быть Россия,
Здесь Россия – была".

12:50 20.02.2015
О "шествии Путина по Меркель, Олланду и Обаме" — в едком материале по ситуации в Украине от американского делового издания The Wall Street Journal
Путин унизил  Меркель и Олланда в Украине - Wall Street Journal
Фото: ЕРА
В печальных хрониках так называемых "перемирий" фиаско, случившееся на этой неделе в Украине, окажется в числе наиболее унизительных, говорится в редакционном материале The Wall Street Journal.
Это касается президента Украины Петра Порошенко, которого его друзья буквально из-под палки заставили дать согласие на перемирие, а также тех самых друзей в лице Ангелы Меркель, Франсуа Олланда и президента Обамы, которые затем позволили Владимиру Путину безнаказанно нарушить соглашение.
"Сейчас Украина расплачивается всё большими территориальными потерями, однако НАТО тоже может вскоре поплатиться", — пишут журналисты. В результате всего этого Путин опять расширил российское "государство"-аппендикс — Новороссию — на территории Украины, и теперь он вполне может на некоторое время взять паузу — после того, как решит закрепить эти успехи, считают авторы материала, приводя в качестве примера случай с аннексией Крыма.
Рано или поздно артиллерийские обстрелы Мариуполя боевиками возобновятся, прогнозирует WSJ, напоминая, что российские войска и вооружение по-прежнему продолжает стекаться на территорию Украины. "Но вот мистер Олланд продолжает оставаться бесстрашным адептом преданности иллюзорному "прекращению огня", иронизируют журналисты.
"Лидеры четырех стран договорились строго выполнять всю полноту пакета мер, согласованных в Минске, заявили в администрации французского президента после телефонного совещания с руководителями Украины, России и Германии в четверг. Нарушения режима тишины в последние дни были осуждены". Обратите внимание на пассивность формулировок, которые соответствует пассивной политике союзников, пишет издание.
Что касается США, то госсекретарь Джон Керри позвонил в среду министру иностранных дел России Сергею Лаврову и "настоятельно потребовал" от того "остановить российские и сепаратистские нападения на украинские позиции в Дебальцево и прекратить другие нарушения режима прекращения огня", как выразилась представитель госдепа Дженнифер Псаки. Она также добавила, что у Обамы "не считают, что соглашения о перемирии мертвы", так что украинцам следует продолжать действовать в соответствии с ними.
И вот, среди всего этого самообмана, западные лидеры все же готовятся признать наличие гораздо более суровой реальности, отмечает авторский коллектив WSJ. Так, в минувший четверг британский министр обороны Майкл Фэллон заявил, что тактика замаскированного вторжения, которую использует Россия, чтобы дестабилизировать Украину, представляет собой "вполне реальную и непосредственную опасность" для государств Балтии, которые являются членами НАТО.
"Я переживаю из-за Путина, — заявил он. — Переживаю из-за давления, которое он оказывает на страны Балтии, и того, как он проверяет НАТО".
Конечно, пишет издание, ему следует переживать, особенно после недавнего унижения в Минске. Кремлевский головорез стремится к расширению России и господству над ней, и хочет, чтобы запуганный Запад просто не мешал ему.
И, наблюдая за тем, как западные лидеры просили его о пощаде после Минска-2, он вполне хорошо видит открытый путь к тому, чтобы получить и то, и другое, говорится в обзорном материале деловой американской "ежедневки".

00:30 05.02.2015
Владимир Путин

Виктор ШЕНДЕРОВИЧ: Он сошел с ума по-настоящему или блефует? России ничего не светит. Элита продажна и труслива

Все остальное он проиграл, намертво проиграл, окончательно. Ему обратной дороги нет, ему из власти дороги нет: он идет в тюрьму сразу из власти – это он знает, поэтому от власти он не уйдет.

С Виктором Шендеровичем беседовала ведущая программы "Особое мнение", пишет Эхо России.

Есть интересы России, и есть интересы российской администрации. На сегодняшний день эти интересы противоположные, прямо противоположные; не под углом, как бывает в разных странах, а под 180 градусов. Это прямо противоположные интересы! России, конечно... Россия существует как мировая цивилизация в рамках европейской парадигмы. Россия стала уникальной цивилизацией и стала иметь какое-то значение за пределами значений, которые имеют другие племена и народы именно тогда, когда она сделала свой европейский выбор, в рамах европейской парадигмы. Только там появились Толстой, Менделеев, Вернадский – это все, этот наш золотой век, этот взлет нашей цивилизации благодаря чему нас и знают в мире... Вот в диапазоне от Толстого до Вернадского и Менделеева и Гагарина — это все в рамках европейской цивилизации. Если нет, то мы просто какая-то территория на отшибе мира, территория с плоховатой нефтью и газом, которые все меньше нужны человечеству.

Идет очевидный – в прошлом году – обвальный даже не выход, а просто селевой оползень, сель... Мы выходим, мы упали… Выпали из европейской цивилизации, — причем не выпали, а выбросили себя сами оттуда, вот своими руками, действиями администрации. Администрацию понять можно: администрации деваться некуда. Путин должен либо сделать себе, так сказать, харакири (или уйти в отставку, в мягком варианте), либо продолжать делать то, что он делает. Только в этой парадигме — я говорил в этой студии пятнадцать раз… — только в этой мутной воде, только тут, на этом постоянном шантаже, на этом бряцании ядерным оружием, на этом наезде-отъезде-торговле – только тут он имеет какие-то политические шансы! Все остальное он проиграл, намертво проиграл, окончательно. Ему обратной дороги нет, ему из власти дороги нет: он идет в тюрьму сразу из власти – это он знает, поэтому от власти он не уйдет. Поэтому интересы российской администрации заключаются в том, чтобы продолжать эту игру, известную нам по отношениям прокуратуры с бизнесом, власти с бизнесом: «наезд-откат-отъезд». Вот это, что сейчас производит Путин. Не в первый раз, он уже почти год этим занимается, скоро год, как это все началось. И вот год: наезд-откат-отъезд! Наехали – потом приставили нож к горлу, — потом за то, чтобы убрать нож от горла, что-нибудь получили: или прощение предыдущего греха… Все время угроза нового, новой эскалации, за которую прощают старые… О Крыме никто не вспоминает, заметь. У Путина и его команды уже нету никакой другой стратегии, эта – единственная. А для России – это, разумеется, катастрофа.

Не со всяким нужно вступать в диалог — и не во всяких ситуациях нужно вступать в диалог. В ситуации, когда тебе хамят и угрожают, выход из диалога или дистанцирование, или ограничение в передвижении того негодяя, который тебе угрожает, является правильной тактикой. Не надо с ним разговаривать, с бандитом, который тебе хамит и приставил нож к горлу – с ним не надо разговаривать. Если есть возможности его дистанцировать, отодвинуть и дать ему понять – воздействовать на него силой, показать, что есть противоположная сила – это самая правильная тактика. И не надо рассматривать ПАСЕ, как нечто отдельное. Мир разглядел наконец брата Владимира… разглядел…

Раньше они считали его своим «сукиным сыном».

И пускай этих лидеров возят мордой по столу их журналисты, я считаю. У них есть такая возможность. То есть, что они были абсолютно циничны; то, что этот realpoliticв очередной раз, как в 30-х годах прошлого века, доводит и уже довел до катастрофы – спору нет. То, что они считали Владимира Путина – они знали, что он «сукин сын», безусловно; но они думали, что он «их сукин сын», по их старой терминологии, что этот «сукин сын» будет им помогать на азиатском фронте, не тегеранском, условно говоря, на северокорейском; что он не будет им особенно мешать, а за это они закроют глаза на НТВ, на выборы, на Беслан, на Ходорковского, на черта в ступе. Они думали, что он «их сукин сын». Но «сукин сын» отвязался. Выяснилось, что он просто сукин сын со своим взглядом на будущее. И теперь, конечно, да — им тоже не позавидуешь. Им не позавидуешь, потому что – я уже говорил – нож у горла жертвы (потенциальной) бандита, этот нож уравнивает его со взводом «Альфа», потому что ограничения разные. У него нет ограничений, у бандита, а у этих есть, у тех, кто пытается спасти — есть. Они часто боятся большой… Я не думаю, что кого-то всерьез там — будем глядеть на вещи их циничными глазами… – никого особенно Украина не волнует, я думаю, там. Но — кардинальное изменение правил игры! Агрессор на европейской территории, агрессор с возможностями России — это вам не Саддам Хуссейн. Саддам Хуссейн был мощный товарищ, но ядерного оружия у него не было, к счастью, а то бы с Саддамом Хуссейном разговаривали бы. Вот и все отличие нашего от Саддама Хуссейна. С ним разговаривают, ему пожимают руки, потому что у него есть ядерное оружие. И он очень хорошо это знает и не забывает напоминать. Он шантажирует, он симулирует невменяемость, симулирует! И сейчас снова война, чтобы потом сказать: ладно, так и быть, я остановлюсь, а вы мне за это скосите санкции, а вы за это забудете совсем про Крым…

Еще раз: есть интересы России долгосрочные…. Ведь в этой мутной воде какое-то время можно существовать, но это безвыигрышная партия для России, безвыигрышная! Для Путина – черт его знает, может… ну да, ему деваться некуда. Его либо возьмут за жабры, либо он успеет умереть в Кремле – никакого третьего варианта. Для него ситуация действительно безвыходная. Но 140 миллионов человек у него в заложниках минимум, еще соседние государства.

Они (запад) исходят из того (ошибочно, возможно), — из того, что мы сами здесь однажды соберемся, скажем: «Твою мать! Да что ж такое!» Вспомни, год назад — оставалась неделя до открытия Олимпийских игр в Сочи.

Вспомни, как все было. Какой пафос, как все прекрасно, как все замечательно. И как бы какие-то отщепенцы, которые еще чего-то вякали про воровство, еще крови не было. Так… про воровство. Ходорковского освободили! Да, вообще… девочек освободили! Какой-то новый Путин… приличные люди писали: «Новый Путин», все-все… За год — куда мы рухнули? Они исходят из того, что у нас тут есть общество – смешно, да? – они исходит из того, что у нас есть общество, которое сможет воздействовать на власть; что у нас тут есть какой-то средний класс, который скажет: да что ж такое! Что у нас тут люди, которых обрушили в нищету, к которым будут приходить трупы – мы пол-афганской войны норму уже выработали в Донбассе, уже 5 тысяч есть там, ну, чуть меньше — там 13 было вроде, по официальным, наших. Уже все это началось... Они исходят из того, что мы должны сказать… изменить свою политику. Но мы видим, что мы, наверное, недооценивали сами степень своей деградации; до какой степени разломаны все эти механизмы. Когда все эти демократы, собираясь то в Питере, то на Гайдаровском форму, то в Давосе, начинают вдруг клясться в любви Путину и так далее... Никто слово «Путин» там не произнес. Они произносят какие-то речи о путях выхода экономики. Степень деградации — прежде всего, элиты! О народе речи не идет. Народ зомбирован довольно сильно, и мы недооценивали силу зомбирования, безусловно, недооценивали…

Я зашел попить чайку тут в «Кофе Хауз» на Арбате. Сидят четверо, две парочки. На четверых им лет семьдесят, — на четверых! И один рассказывается другим – он прочел в какой-то книге, учебнике – как Сталин пошел молится перед московской битвой в декабре 41-го; он пошел церковь! И хотя он сносит Храм Христа, вот ему Господь, видимо, простил, и мы победили. Почти дословно! Степень деградации… Но у них мягкие мозги еще. Им залили это. Они всю жизнь прожили при Путине, они, вообще, ничего другого…

Естественно, у каждого по девайсу, разумеется. На четверых четыре девайса – тут все, как полагается. Но я еще раз говорю, это то, что называется народ-богоносец – какой есть.

Но есть элита, черт возьми, некоторое количество образованных людей, которые точно знают, которые очень были бы рады, если бы что-то случилось и изменилась бы политика, чьи материальные интересы задеваются, чьи жизненные интересы задеваются, чьи жизненные интересы, кто вынужден эмигрировать, терять бизнес и так далее, чья жизнь перекрашивается… Причем в собственной администрации этих несчастных полно. Просто среди знакомых Путина — просыпаются с мыслью, нет ли некролога на первой полосе, очень многие. Разумеется, потому что никаких других механизмов уже нет – только ждать, когда мать-природа приберет. Сами они парализованы уже абсолютно. И вот элита повела себя в этой истории абсолютно предательски, абсолютно предательски по отношению к России.

Они сами позволили, они сами его облизали…

Если бы в день ареста Ходорковского встал РСПП весь, в полном составе… Не радовались бы, что можно передербанить и что конкурента взяли (то же самое с Гусинским), — если бы не радовались, а поняли, что происходит, что главное там не то, что твоего ущемили конкурента, а то, что катастрофически меняются правила игры…

У нас элита – что, прости господи, художественная элита — вся она, так сказать, на прикорме, вся кушает с ладони – вся! Вся слава России, все великие имена, все эти музыканты, артисты… – все едят с путинской ладони и кланяются. И за это страна – вот за такую элиту совершенно продажную, очень тяжелую – будет платить очень тяжело, конечно. Я уж не говорю о политической элите – с этих какой спрос? Мы же не будем спрашивать с Нарышкина, правда?

Способ, о котором я говорил на прошлом витке: встать и выйти. Встать и выйти, сказать – нет. Потому что, если ты член этой партии или член кабинета, ты автоматически – это правила номенклатурной жизни – ты принимаешь эти правила, ты несешь ответственность как член кабинета. В иных случаях в отставку уходят кабинетами. Не уходит кабинет — если ты не встал и не вышел, ты несешь за это ответственность. Что ты там с женой на кухне… – это твоя личная жизнь.

Вот были опросы после Крыма. Вот, когда были эти самые 80% этой самой поддержки, знаешь, какая была поддержка в управленческом корпусе России? Тридцать.

Те, кто имеют допуск к информации, те, кто знают.. — у них в два с половиной раза ниже поддержка Путина чем у «пипла», который питается с первого и второго каналов.

Они просто понимали цену этого Крыма — тогда, до обрушения рубля, они просто как более смышленые информированные понимали цену этого, но все молчали. Все молчали в тряпочку за единичными исключениями, которые вот поименно… вот есть Гуриев, Алексашенко. Мы знаем эти 7-8 имен. Все остальные молчали в тряпочку. Вот домолчались до того, что действительно абсолютно патовая ситуация; и не видно, в общем, никаких выходов сегодня, никакого механизма выхода-то нет. Потому что Европа по-прежнему, как и мир, в ожидании того, что… В гадании: он сошел с ума по-настоящему или блефует? А он то скажет, что блефует, то вдруг показывает признаки настоящего буйного.

У этого чувака, приведенного нами к власти, у него в руках ядерное оружие. Контроля никакого…

Да, я себя давно отделил от государства. Я от государства не вижу ничего кроме уголовщины для себя. Я персонально для себя, для своей семьи не вижу от государства ничего, кроме уголовщины. Пока я живу на родине – все хорошо. Как только мои пути соприкасаются с государством, начинается уголовщина, многократная.

Интересы России, достоинство России — и интересы этой преступной и малолегитимной администрации идут под углом 180 градусов, это разные интересы!

Я говорю довольно страшные слова, но мы живем в довольно страшное время. Есть вот эпизод с Савченко. Которой предъявили обвинение в незаконном переходе границы. Оно было действительно незаконным, потому что ее похитили на территории чуждого государства, гражданином которого она является! Ее похитили и вывезли, конечно, незаконно. Конечно, ее за это… Это второе обвинение. Чего об этом говорить? Давай вот, о чем – к вопросу о ПАСЕ.

Государство — от имени этих 140 миллионов. Да, мы ему дали вотум доверия, мы, по крайней мере, разрешили ему. Даже — мы не давали… выборов не было, но мы не запретили этим людям говорить от нашего имени, распоряжаться нашими деньгами, выступать от нашего имени! Они стоят под триколором, они живут в Кремле. Они — власть, якобы законная. Мы, так или иначе, дали им это право, и нам нести за это ответственность. Выжимку из этого сорняка будем есть мы, а не Путин. Мы будем нести ответственность, и дай бог, что только рублем. Мы сейчас рублем-то уже начали отвечать за свое невежество, за свои жидкие мозги мы сейчас рублем уже начали отвечать. Но дай бог, чтобы только рублем.

Для Родины будет лучше, если вы не будете такими трусами. Для Родины будет лучше, чтобы вы перестали бояться.

<< назад вперед >>
Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
RSS Андрій Марченко
Войти