Мне подарили

17:07 26.01.2015

Я думаю, что в долгосрочной перспективе у нас будет все нормально, а у России все плохо. Потому что будущее все равно побеждает прошлое, в любом случае: с точки зрения мировоззрения, с точки зрения ценностей, с точки зрения логики развития исторического процесса. Нельзя застрять в ХХІ веке в духовных скрепах и в православии – это невозможно.

Мы живем в ХХІ веке, и мы должны стремиться к либеральным ценностям, потому что прогресс невозможно остановить. А Россия искусственным способом останавливает прогресс, поэтому она плохо кончит. И я искренне надеюсь на то, что Россия рухнет и на нашей памяти эта страшная страна канет в тартарары. Логика исторического процесса всегда говорит о том, что империя обречена.

филатов

Я родился в Днепропетровске. Когда отца отправили в Африку работать, меня забрали с собой. Поскольку там была школа только до 4-го класса при посольстве, то сестру были вынуждены оставить в интернате при министерстве иностранных дел в Москве. Пару лет я сидел дома, а потом в 6 лет меня отправили в школу.

Так получилось, что в школе я был самым маленьким на параллели. Поэтому мне приходилось какие-то лидерские качества подтверждать почти всегда и с самого начала.

В университет я поступил в 16 лет. Это был ДГУ (сейчас ДНУ), на исторический факультет, в 88-ом году — период слома времен, через полгода было понятно, что Советский Союз дышит на ладан. Будучи на третьем курсе, я понимал, что преподавателю истории и обществоведения семью прокормить будет очень сложно. Мне разрешили в исключительном случае учиться параллельно на двух факультетах, потому что я был ленинским стипендиатом. И стипендия у меня был на тот момент 130 рублей, когда обычная — 45, а инженеры получали 120. Параллельно я поступил на юридический факультет. Сдал академразницу и закончил 2 факультета одновременно — юридический и исторический. Я был самым молодым кандидатом юридических наук в Украине.

Нельзя сказать, что у меня было бандитское детство, но дворовое точно: все руки — побиты, порезаны, ломал их не раз, но в те времена это было нормально для всех мальчишек. Мне, как и всем пацанам, хотелось быть летчиком. Но самая блаженная была мечта стать металлургом. Жил-то я в городе металлургов. Причем, естественно, я ничего не знал об этой профессии. Но это обычные детские фантазии.

Сколько себя помню, я все время работал. А покойный мой папа сдавал меня в археологическую экспедицию, начиная где-то с 7-го класса. То есть, вместо бестолкового сидения в каких-то дурацких пионерских лагерях, я находился вместе с археологической экспедицией университета, среди студентов. Это был тяжелый труд для 14-летнего мальчишки: на пекущем солнце с лопатой, с утра до вечера. Правда, там меня и научили плохим привычкам, курить, например. Работать я пошел буквально с 16 лет, потому что хотелось гулять, а для того, чтоб гулять, нужны были деньги — времена были тяжелые. Я сразу записался в стройотряд. Причем, поскольку я был фактически несовершеннолетний, а строили мы метро, то меня, студента, по подложным документам оформили как трудно воспитываемого подростка. Это было после первого курса. Работал я летом, на каникулах. Когда получил зарплату где-то порядка 500 рублей — это были большие деньги. Потом пришлось работу совмещать с учебой. Я устроился сторожем в цеху по производству игровых автоматов. Находился этот цех хрен знает где, на выселках. Помещение было без отопления, приходилось спать в жутких условиях, крысы просто по ногам ходили, а утром я шел на лекции.

А потом начал заниматься тем, чем занимались тогда все активные люди — торговлей. Не могу сказать, что я был самым страшным коммерсантом, но, тем не менее, это все позволяло зарабатывать какую-то копейку. То есть, сколько я себя помню, я все время работал. На втором курсе юрфакультета я пошел работать юрисконсультом. Мне повезло, потому что я устроился в коммерческую фирму, и мне пришлось заниматься всеми существующими вопросами, начиная от организации документооборота и заканчивая подготовками контрактов. Эта работа мне позволила понять принципы функционирования бизнеса. Потом была другая коммерческая фирма, вот тогда все у меня пошло, завертелось вверх. В результате понял, что работать на дядю я не хочу, и я создал свою юридическую фирму.

Поскольку отказываться от прошлого неприлично, скажу, что большой толчок мне дала Юлия Владимировна Тимошенко. Фактически высококвалифицированным специалистом я стал, когда работал у нее в ЕЭСУ. Понятно, что я не пришел обычным мальчиком, и туда не приглашали лишь бы кого. Я вел большую внешнеэкономическую деятельность, курировал все эти знаменитые газовые контракты, контракты с Министерством обороны. Но я не хотел работать на зарплату, и наши пути с Тимошенко разошлись.

Я начал зарабатывать хорошие деньги очень быстро. Но первое время мы жили не то чтоб скромно, мы жили так, что жрать было нечего. В лучшем случае можно было сварить борщ на воде, как раз тогда родилась моя дочь.

А потом, когда дела пошли вверх, моя жена поехала к родственникам в Подмосковье, а это — самая настоящая дыра, сотый километр от Москвы. Обычная российская безнадежная глубинка. И сидят тещины подружки: у одной муж спился, у второй — посадили, третья — на рынке торгует, а жена — вся красивая, набитая деньгами, и ей эти женщины говорят: "Вот ты такая несчастная, ты же за хохла вышла замуж. А у вас там так плохо, бензина, наверное, нет. Нам по ТВ все показывали". И это были 90-е годы. Их массовое безумие — оно было уже тогда.

Моя супруга не одобряет мою деятельность. Она человек абсолютно самодостаточный. Я в своей жизни не встречал женщины с такой силой воли. Разве что только Юлию Владимировну Тимошенко. Она считает мое участие в политическом движении суетой, ведь мечтала выйти замуж за бизнесмена, но не за политика. Я очень ценю ее позицию, силу воли, исключительное достоинство и невероятную красоту.

Когда умирал мой отец, я пообещал ему, что сделаю генеалогическое исследование рода: нанял специальную фирму в Санкт-Петербурге, которая 5 лет копалась по всем архивам. Они докопались до прапрадеда, а это — псковские крестьяне. И не то, чтоб какого-то завалявшегося еврея, даже украинца нет вообще в роду — одни русские. По всем веткам, по всем направлениям.

Сейчас я — безусловно патриот, даже ультрапатриот. Тем более, что принадлежу я к правой оппозиции. Мой ультрапатриотизм начал развиваться после событий на Майдане. Потому что меня, как человека из серьезного бизнеса, просто вынесло на эту революционную поверхность. Мы относились к категории бизнесменов, которых нельзя не заметить, но на которых невозможно наступить. Поэтому, в принципе, мы себя чувствовали абсолютно нормально при любых режимах. И надо быть откровенным — при Януковиче было сложно, но, тем не менее, удавалось договариваться, хотя подонки они были первостатейные. Когда начался Майдан, первое время мы относились к нему отстраненно, но лишь до того момента, пока не начали избивать и воровать людей. Когда выкрали покойного Вербицкого, мне написала киевская знакомая, что милиция нашла тело человека, и они хотят его неопознанным сжечь. Я не дал этого сделать: поднял скандал в прессе. Когда ты смотришь и видишь, какие общие чудеса героизма, взаимовыручки и самоорганизации показывает народ, то естественно у тебя возникает гордость за него. Вопрос патриотизма проснулся в духовной форме, а Россия довела его до такого состояния, что он никогда уже не заснет.

Мне не страшно за себя, за свою жизнь, хотя со мной случалось много неприятных ситуаций. Я к этому отношусь отстраненно. Изучаю японское искусство, культуру, там тема смерти расценивается по-другому. И чем дальше ты погружаешься в этот предмет, тем больше ты его изучаешь и к смерти начинаешь относиться по-философски.

Есть у меня такой страх, даже комплекс, что я стану никому не нужен. Моя работа всегда была проектной: за три месяца я могу заработать миллион или пять миллионов долларов, а потом мне полгода просто не звонят. А я сижу все это время и подпрыгиваю на стуле, что про меня забыли.

На Новый год я первый раз за долгое время выехал отдыхать. До этого у меня все сидели на голове, начиная от Игоря Валерьевича Коломойского и заканчивая Геннадием Олеговичем Корбаном, а еще депутаты и так далее. Я думал, Боже, когда же они все исчезнут. Все звонят, что-то говорят, а второго числа я начинаю ерзать на стуле, потому что меня вдруг перестали тревожить. И тут начинает казаться, что ты не нужен, не целесообразен, и ты места себе не находишь, волнуешься о своей полезности и важности.

Когда я смотрю на нашу кадровою политику, для меня это всегда парадокс. Помимо разговоров с Порошенко, я много раз общался с Ложкиным, с Геной Зубко, и самое интересное, что мы все нормально общаемся и сейчас, но они считают, что должны делать только так, как им кажется. Причем некоторые вещи делаются на уровне идиотизма: до сих пор в Днепропетровске не назначили ни одного руководителя района. Мы направили к ним представителей, но ничего не происходит. Соответственно, вся область обезглавлена. Это абсурдные вещи, и их сложно даже комментировать.

У нас хорошие отношения с Турчиновым, потому что я помню самые страшные времена, когда Петра Алексеевича еще и близко не было в качестве главнокомандующего, а Турчинову можно было позвонить 2 раза в день, несмотря на то, что он и был и.о. президента. Понятно, что мы не звоним просто так поболтать. Раньше Пашинский звонил нам по 10 раз в день. Яценюк всегда брал трубку. А сейчас звонишь Ложкину, а он по 4 дня не отвечает — это ненормально. У нас — прифронтовая область, а нам просто не перезванивают. Невозможно все время стучаться в закрытые двери.

Порошенко окружает себя ошибочными людьми. У нас было с ним несколько доверительных разговоров, он мог бы, пользуясь тем, что мы — трудоголики, переключить нашу бурную энергию на свою поддержку и предложить нам: смотрите, у вас в Днепре все получилось, вот вам здесь работа — идите занимайтесь.

Но у Петра Алексеевича очень высокая степень какой-то боязни или недоверия. Когда ты к нему приходишь, он очень внимательно тебя слушает, и ты уходишь от него счастливым, но только после этого ничего не меняется.

Я достаточно консервативный и, естественно, делю людей на друзей, товарищей и знакомых. Для того, чтоб считаться другом, нужно иметь какие-то общие прошлые переживания. И хотя я человек общительный, друзей не может быть очень много. У меня много хороших товарищей, но с друзьями надо иметь какую-то общую прожитую жизнь. Например, Гена Корбан — это, можно сказать, мой самый близкий друг. Мы с ним по жизни вместе, но ездить на отдых я с ним не могу. Потому что ровно на следующий день, как мы куда-то приезжаем, начинаем ссориться. А вообще дружба — это доверие. Того же самого Березу я считаю своим другом. После Иловайска, когда я начал понимать, что, возможно, никогда его не увижу, у меня поменялась вся система координат. Мы можем с ним ругаться, выяснять отношения, но есть такие моменты в жизни, которые нельзя забыть или разменять.

Но случались у меня и ошибки, когда я некоторых людей считал близкими, а на самом деле они просто хорошо притворялись. Если человек, у которого я крестил ребенка, пытается через третьи руки организовать депутатский запрос, в котором меня обвиняют в заказном убийстве — это предательство. Но я не могу сказать, что разочаровался в людях. Я думаю, это были мои ошибки, что я позволил подонкам залезть себе под шкуру.

филатов

Порядочность и умение держать свое слово — важные качества для любого человека. По жизни я приобрел много и врагов и недоброжелателей, но в какой-то степени моя совесть чиста. Например, господин Царев явно считает меня непорядочным человеком, потому что мы его умножили на ноль, но у меня по отношению к нему нет никаких обязательств; а еще — это человек, который пытался нас лишить родины, и я считаю, что за это мы можем лишить его всего. Не могу сказать, что я очень жестокий человек, хотя в какой-то степени во мне присутствует безжалостность. Но есть и сентиментальные нотки. У меня в жизни было много разных сложных ситуаций, поэтому ко многим вещам я отношусь просто-напросто отстраненно. Жизнь — это зебра, но главное, чтоб она не закончилась в жопе.

Я ни о чем не сожалею и могу сказать, что все делал правильно. И политика, и большой бизнес в котором я нахожусь, — это все большой обман. Но, когда ты 24 часа в сутки общаешься в основном с негодяями, то обман и ожидание обмана становятся абсолютно естественным. У обмана есть много различных дифференциаций, поэтому, конечно же, приходится обманывать, и это постоянно присутствует в твоей жизни. Я — вспыльчивый, но достаточно отходчивый, импульсивный и не злопамятный. Но есть кое-какие вещи, которые я не забуду никогда. И если мне попадутся люди, причастные к этим вещам, рано или поздно я отгрызу им бок.

Нужно разделять отношения между Богом и церковью. Я, как человек воцерковленный и очень подкованный в этих вещах, в основном спорю сам с собой. Если с Господом Богом у меня сложные отношения, то с церковью они еще более сложные.

Если говорить о церкви Московского патриархата, я награжден самыми высшими орденами, одно время я очень сильно помогал церкви. У меня есть личная грамота от патриарха Кирилла. Но в тот момент, когда церковь отвернулась от страны, я отвернулся от церкви.

У меня был очень неприятный разговор со своим духовником, я сказал, что до тех пор, пока церковь будет звучать во здравие патриарха Кирилла, я не переступлю ее порог, потому что они ведут подрывную, диверсионную деятельность, а я не стану ходить и возносить молитвы за подрывников и диверсантов.

Сейчас я достиг такого уровня, когда мечтать бессмысленно, потому что понимаю, что 50 пар туфель ты не наденешь и невозможно ездить на пяти "Мерседесах".

Когда твой уровень потребления подымается до определенных высот, тебе уже все равно, сколько у тебя — 50 млн долларов или 500. Если говорить о предметах материального мира, то я достиг всего, чего хотел. А если нематериального, мечта — одна, чтоб скорее все это закончилось. И можно было бы просто сесть, отдохнуть, посмотреть по сторонам, понять, что вообще происходит вокруг и куда идти дальше. Потому что за последний год моя жизнь изменилась кардинально. Еще год назад я вставал в 11 часов и уходил на работу. Оттуда возвращался в 5 часов вечера, а все свободное время я проводил с семьей, с друзьями, с родными-близкими, мог по полгода жить за границей. А сейчас в течение года я живу в аду — с утра до вечера на работе.

Поначалу работа в облгосадминистрации была такой: в 4 утра ты уходишь домой, а в 8 уже оперативка. И так месяц, два, три… Ты приходишь поздно ночью, залезаешь в холодильник, съедаешь какой-то колбасы и ложишься спать. Полное отсутствие режима, плюс за год я ни разу не занимался спортом. А стресс снимал алкоголем. Я не могу сказать, что я превратился в пьяницу, но, как у любого русского человека — первый способ снятия стресса — хлопнул стакан и сразу хорошо.

Сейчас я пытаюсь взять себя в руки, потому что я понимаю, если жить в таком режиме, просто можно попасть в больницу.

Я мог бы уехать, но тогда перестал бы себя уважать. Может, это звучит пафосно, может, смешно, но ты — мужчина и ты обязан подставить своей стране плечо, когда ей тяжело. Поэтому таких мыслей не возникало. Почему мы удержали Днепропетровскую область? Потому что я каждый день занимался тем, что мирил людей, объяснял, спорил. Все очень перевозбужденные. У нас же были и митинги, и поджоги, и массовые драки. Люди срывали украинские флаги и вешали российские. Ситуация могла качнуться в любую сторону всегда. Мы вообще живем в странное время: каждый день идет война с применением тяжелой артиллерии, а в Киеве — все нормально, все хорошо себя чувствуют. Даже в Днепропетровске совсем по-другому ощущается ситуация, как в прифронтовом городе.

Я не могу сказать, что про нас напишут книги, но история нас оценит. Хотя объективно, а это мнение и обычных людей и экспертов, если бы не наша команда, то Украины бы уже не было.

Она бы просто рухнула, если бы мы потеряли Днепропетровск, а шансы на это были все. Поэтому это неплохо для мужчины — войти в историю.

И при всем уважении к Петру Алексеевичу, при всем моем сложном к нему отношении, а он большой патриот и очень много работает, корячится до 4 утра каждый день, но нужно понимать, что в самые сложные времена в стране у руля стояли Турчинов, Яценюк, Коломойский, и они приняли основной удар. А Порошенко — достаточно случайный президент, хоть и неплохой — значительно лучше и человечнее, чем это предыдущее животное, Янукович, или Ющенко. Но если мы будем говорить с точки зрения исторического процесса, то в те страшные мартовско-апрельские дни, когда нам досталась эта ноша, Порошенко даже не было видно в телескоп.

Нам не хватает политической воли. Много всяких разных слов, много разных телодвижений, ужимок и прыжков, но в чем был феномен Днепропетровской области — у нас была воля. Возможно, наши методы не совсем демократичные, но когда мы понимаем, что завтра в Донецке на ж/д вокзале могут в поезд сесть 500 боевиков с автоматами и утром просто выйти в Киеве на вокзале, а в стране об этом никто не задумывается, тогда мы звоним в "Укрзализныцю" и говорим, что конкретно нужно сделать. А в ответ слышим: "У нас расписание". "В таком случае мы выгоняем КамАЗы и перегораживаем железную дорогу", — предупреждаем мы. Услышав это, они сразу поменяли расписание. Но почему-то только нам приходили в голову этим мысли. Поэтому нужна политическая воля и возможность, и желание взять на себя ответственность перед страной, перед обществом, перед людьми. К сожалению, я наблюдаю сейчас колоссальный разрыв между профессиональным и моральным качеством элиты и гражданским обществом. Если вторые показали чудеса самоорганизации и показали это всему миру, то элиты, к сожалению, страдают разжижением мозгов.

Я думаю, что в долгосрочной перспективе, у нас будет все нормально, а у России все плохо. Потому что будущее все равно побеждает прошлое, в любом случае: с точки зрения мировоззрения, с точки зрения ценностей, с точки зрения логики развития исторического процесса. Нельзя застрять в 21-ом веке в духовных скрепах и в православии — это невозможно. Мы живем в 21-ом веке, и мы должны стремиться к либеральным ценностям, потому что прогресс невозможно остановить. А Россия искусственным способом останавливает прогресс, поэтому она плохо кончит. И я искренне надеюсь на то, что Россия рухнет, и на нашей памяти эта страшная страна канет в тартарары. Логика исторического процесса всегда говорит о том, что империя обречена.

Нужно уметь ждать. Этот кошмар — он не закончится ни завтра, ни послезавтра. Очень многие горячие головы положили себя в надежде изменить мир, сломать его под себя, естественно, надо этим вопросом заниматься, но заниматься системно.

Лучше каждый день делать 10 маленьких дел, чем декларировать какие-то цели "за все хорошее, против всего плохого". Мы — практики, люди, которые каждый день идут мелкими шажками, а не строят какие-то хрустальные замки.

22:21 18.10.2014
Андрій Марченко опубликовал запись в сообщество « ЗаБеГаЛоВкА »

Будем смотреть, репост!

Игорь, Гена, Слава, Юрко Береза, Семен, Таня Губа, Димка Ярош, Андрюха Денисенко, Паша Хазан, рав Шмуэль, Катька Чижик, генерал Хомчак, Леха Салкач, Витя Романенко, Герман, израильские коммандос и медсестры аэропорта, пацаны-бандюганы и футбольные ультрас. Просто люди, перед которыми не стыдно встать на колени.

Все те, кто выстоял эти страшные полгода плечом к плечу в нашей "Битве за Днепр".
Уникальный в своей правдивости и пронзительности фильм.
Как Днепропетровск и мои великие земляки уничтожили саму идею ненавистной Новороссии.

ВО ВТОРНИК после ТСН на 1+1.

Смотрите.

И, пожалуйста, максимальный репост.

Метки: фильм, днепропетровск, ТСН, Филатов
22:26 07.07.2014

Borys Filatov добавил 2 новые фотографии.
3 ч. ·

Пару часов назад от меня ушли наши местные немцы.

Хотят, чтобы женский немецкий фольклорный ансамбль Днепропетровской области "Guten Aben" выступал перед солдатами на фронте.

Скажите, это ж как надо было довести людей, чтобы пожилые женщины от 65 до 75 горели желанием петь песни на блок-постах?

Ну и еще я представляю как порвет матрицу ПутенТВ:))

18:49 19.06.2014

Глава аппарата правительства Днепропетровской области, украинский патриот Геннадий Олегович Корбан и другой украинский патриот и вице-губернатор Борис Альбертович Филатов склонились над листом А3: они пытаются разобраться в украинских названиях разных ведомств на схеме полномочий правительства региона. На глазах корреспондента Forbes распределяются полномочия и утверждается структура власти.

— А почему это тебе достается? — на чистом русском спрашивает Филатов, тыкая пальцем в один из сложносочиненных украинских властных институтов. — Он же все равно по всем вопросам ко мне бегает.

— Да мне его не надо, забирай себе, — добродушно соглашается Корбан и шариковой ручкой делает стрелочку на листе в сторону Филатова.

Звонит телефон. «Я так понимаю, там руководитель вопрос ставит, там начинаются праймериз, есть опорные точки, которые нам интересны, ты понимаешь, о чем я говорю — Корбан отходит к окну. — Ты там на скайп выходи, я скажу, какие районы. Надо помочь, да, — повысив тон, говорит Корбан. — Избрать… Кого надо». (Разговор состоялся в преддверии назначенных на май президентских выборов на Украине.)

Опять звонок: кто-то на линии просит поделиться бензином — военным в последние дни не хватало топлива. «Вы мне сейчас бросаете SMS, что им нужно в каком объеме — марка и количество, я своим пересылаю, и они отпускают», — распоряжается Корбан и ставит айфон на вибрацию.

По налоговой статистике за 2014 год, в Днепропетровске зарегистрировано 240 миллионеров, то есть людей с годовым доходом более 1 млн гривен. В пересчете на 1000 жителей это даже больше, чем в Киеве.

Днепропетровск считается неофициальной бизнес-столицей Украины, и теперь предприниматели окончательно взяли власть в области.

Кабинет в аппарате правительства больше похож на переговорную в бизнес-офисе. На стенах нет обычных для чиновников портретов президентов. Нет и телефонов с вертушками. Все время без стука заходят какие-то люди, видно, что здесь никто не оберегает покой чиновников. Да и Корбан с Филатовым мало напоминают госслужащих.

В мирной жизни Геннадий Корбан и Борис Филатов — давние друзья и партнеры по медиапроектам «Главред» и УНИАН, в которых у них миноритарная доля. В январе этого года Корбан вместе с Филатовым покинули Украину, после того как Филатов сказал что-то нелестное об администрации президента Януковича, а Корбан на огромном экране, расположенном в принадлежащем ему ТЦ «Плаза», включил «Пятый канал». «Пятый канал», кстати, и сейчас вещает в центре Днепропетровска.

Совладелец компании «Славутич-Капитал» с состоянием $153 млн Корбан входит в сотню богатейший украинцев по версии Forbes. Кроме торговых центров в Днепропетровске он также владеет миноритарными пакетами в десятках предприятий. Украинские СМИ неоднократно причисляли его к миноритарным собственникам группы «Приват» Игоря Коломойского, ныне губернатора Днепропетровской области, сам Корбан владение долей в «Привате» отрицает.

Русскоязычный регион Украины, управляемый посаженным из Киева олигархом, не скрывающим иудейского вероисповедания, — казалось бы, что еще можно придумать для подготовки народного бунта против новых украинских властей?

Но почему-то именно Днепропетровская область оказалась самой спокойной на юго-востоке Украины. В отличие от соседних областей, где вспыхивают массовые беспорядки и формируются альтернативные структуры власти, в Днепропетровске прошла всего лишь одна манифестация. И та закончилась мирно — после переговоров с Филатовым, отвечающим за внутреннюю политику, люди разошлись и более не собирались. По недавнему опросу, проведенному Киевским международным институтом социологии, 84% жителей области категорически против присоединения ее к России. Это на 13% больше, чем в среднем по Украине.

Когда прогуливаешься по городу, трудно поверить, что всего в ста километрах украинские военные пытаются взять под контроль куски распадающейся территории государства. А в Днепропетровске в дорогих ресторанах на набережной барышни пьют коктейли, на улице идет бойкая торговля, а на входе в администрацию нет контроля — у корреспондента Forbes даже паспорта не спросили. Тихая гавань внутри бурлящей Украины. Как так получилось?

ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ

Офис раввина Шмуэля Каминецкого находится на 18-м этаже самого большого в мире еврейского общинного центра. Огромный комплекс «Менора» напоминает лестницу в небо или пьедестал, каждая ступень которого — здание, одно выше другого.

Из кабинета раввина есть выход на смотровую площадку. «Вот там была центральная синагога, — показывает ребе район новой застройки. — Дом остался, он теперь внутри современной застройки, его реконструировали». Район, где прячется здание синагоги, застроил один из самых богатых жителей Днепропетровска и один из спонсоров еврейской общины Вадим Ермолаев (№55 в списке украинского Forbes, $190 млн). Его строительная компания называется первой буквой семитских алфавитов — «Алеф». «Вот там, ниже красного дома, живут религиозные евреи. А вообще евреи в городе живут везде», — улыбается Каминецкий.

Днепропетровск (изначально Екатеринослав) обязан своим рождением самому грандиозному в российской истории путешествию императрицы Екатерины II по случаю взятия Крыма. Продюсировал поездку граф Потемкин, который организовал церемонию закладки камня нового собора и нового города на горе, недалеко от нынешнего ресторана «Маяк». На презентации нового города, закусывая черной икрой, французский посол граф Сегюр процедил: «В Екатеринославе мы видели начало города, который не будет обитаем, начало церкви, в которой никогда не будет службы; место, избранное для Екатеринослава, безводное».

Развивался новый город поначалу действительно только за счет бюджета, в Екатеринославе строились лишь убыточные госпредприятия. Однако Екатерина решила учредить в новом городе особую зону для проживания евреев, и дело пошло. Здесь появились чугунолитейный завод, суконная фабрика и прочие атрибуты развитой экономики, построенные представителями иудейской общины, которых к началу XX века было уже больше трети населения.

Автомобиль Bentley красиво вписывается в парковку у синагоги, и водитель с готовностью рассказывает корреспонденту Forbes, как пройти в храм. Уже в восемь утра в главной синагоге на утренней молитве аншлаг. Вот совладелец компании производителя полуфабрикатов из индейки «Ахдус» (в переводе с иврита — «единство») Артур Золотаревский надевает тфилин. Вот замначальника штаба Национальной защиты Днепропетровской области Максим Дубовский стращает всех рассказами о русских диверсантах в городе. Синагога здесь больше напоминает бизнес-клуб по интересам. Никто не мешает обсуждать дела, а после молитвы в одном из расположенных здесь кошерных ресторанов можно решать бизнес-вопросы.

Еврейская тема в Днепропетровске звучит совершенно естественно. «Это клуб, в котором все объединены духовной идеей, — рассказывает об общине совладелец сети супермаркетов VARUS, днепропетровец Руслан Шостак. — Я не хожу в него, но все друзья мои, которые туда ходят, рассказывают, что действительно микроклимат там достаточно комфортный». По словам Шостака, раввин иногда выступает гарантом крупных сделок.

«Редко, но такое бывает. Раввин помогает всем участникам клуба чем может. Все к нему обращаются. Он такой глобальный GR-директор всей еврейской бизнес-общины».

Сейчас, если верить статистике, евреев в городе почти не осталось — по последней переписи, всего 0,4% (даже в Москве, согласно переписи 2010 года, больше — 0,46%). Однако еврейская община очень влиятельна. И это никого не раздражает. Но только ли еврейская предприимчивость сделала Днепропетровск бизнес-столицей Украины, по количеству созданных здесь крупных компаний опередившей даже Киев?

ИГРЫ ПРЕСТОЛОВ: ГОРОД ЭЛИТ

О промышленном городке Днепродзержинске неподалеку от Днепропетровска никто бы и не слышал, если бы в нем не родился Леонид Брежнев. Памятник генсеку до сих пор стоит в Днепродзержинске (в отличие от перевезенного в музей памятника Ленину).

Такое отношение вполне обоснованно. В кадровой политике Брежнев придерживался старого светского принципа — доверять только своим. Днепропетровск при Брежневе был как Питер путинской эпохи — генсек вытягивал наверх всех, с кем успел познакомиться и подружиться до того, как начал руководить страной. С Днепропетровского металлургического завода Брежнев рекрутировал Николая Тихонова, ставшего председателем совета министров, оттуда же приехал Николай Щелоков, которого Брежнев позвал возглавлять МВД. Первого секретаря ЦК Украины Владимира Щербицкого Брежнев выписал из Днепродзержинска.

Но и сейчас влияние днепропетровской элиты на украинскую политику трудно переоценить. Исполняющий обязанности президента, недавно вышедшая из тюрьмы бывший премьер и глава оппозиции, двое из первой тройки богатейших украинцев — все они выросли в Днепропетровске. В этом сыграл роль другой уроженец города, ныне предпочитающий оставаться в стороне от политических и бизнес-процессов. Гендиректор «Южмаша» Леонид Кучма сыграл роль экспортера днепропетровской элиты в независимой Украине.

До 1987 года Днепропетровск был закрытым для иностранцев городом, кузницей важнейших видов вооружений. На местном «Южмаше» выпускали ракетыносители «Циклон» и «Космос», а также боевые ракетные комплексы «Молодец» и «Воевода», больше известный по классификации НАТО как «Сатана». До 1991 года каждая третья межконтинентальная баллистическая ракета на вооружении РВСН СССР была выпущена в Днепропетровске.

Леонид Кучма

В середине 1990-х, став вторым президентом Украины, Леонид Кучма запустил карьеру многих участников украинского списка Forbes. В начале 1990-х молодой кандидат наук Виктор Пинчук (ныне №2 в украинском списке Forbes, $3,2 млрд), промышлявший перепродажей труб, арендовал на шестом этаже местного Трубного института полэтажа. А вторую половину арендовала его знакомая, которая занималась торговлей бензином, — Юлия Тимошенко. Соседство выросло в компанию «Содружество» — вместе Пинчук и Тимошенко занимались экспортом российского и туркменского газа на Украину. В 1997 году Пинчук стал встречаться с дочкой президента Еленой, официально они зарегистрировали отношения через пять лет. Еще до брака Пинчук контролировал Новомосковский трубный завод, Нижнеднепровский трубопрокатный завод и Никопольский завод ферросплавов, а после брака в 2004 году Пинчук приобрел с другим миллиардером Ринатом Ахметовым (ныне самый богатый украинец) «Криворожсталь». Но к тому времени его бывший партнер Юлия Тимошенко выросла в серьезного политика, и добрые отношения Пинчука с тестем стали одним из главных обвинений Кучмы в «семейном» подходе к экономической политике. Отнять «Криворожсталь» у Тимошенко получилось с приходом «оранжевых», но Пинчук остался на плаву. В 2012 году он построил и запустил первый современный металлургический завод на Украине — инвестиции, $700 млн, пошли в родной Днепропетровск.

Пинчук — главный олигарх в регионе? Нет, не так. В Днепропетровске нет одного хозяина-олигарха. Миллионеры и другие предприниматели прекрасно существуют в этой среде, ресурсов хватает на всех.

ЛВиктор Пинчук Юлия Тимошенко Ринат Ахметов

В упадке остается только главный бренд советского Днепропетровска — завод «Южмаш». После распада СССР и завершения гонки вооружений «Южмаш» потерял огромную долю военных заказов: чтобы выжить, завод выпускал зонты и велосипеды. Еще тяжелее дался развод с Россией, решившей свернуть сотрудничество с Украиной в ракетной и аэрокосмической сфере. «Мы очень сильно завязаны на Украину в плане военно-космического сотрудничества, но в связи с политической ситуацией и позицией НАТО вынуждены искать пути отхода — передислоцируем заказы в Россию, Белоруссию и даже Китай, — объясняет Forbes крупный российский чиновник, связанный с ОПК. — Как мы можем им доверять, если их элита давно живет и работает в США». По его словам, отказ от сотрудничества был обоюдный. Экс-президент Виктор Ющенко просил руководство завода максимально дистанцироваться от России. Сделать это непросто, поскольку 70% металла и комплектующих для ракет «Южмаш» закупает в России и Россия приносила предприятию до 85% экспортной выручки. Несмотря на то что в 2013 году Государственное космическое агентство Украины и Федеральное космическое агентство России подписали меморандум о взаимопонимании, «Южмаш» старается ориентироваться больше на запад, чем на восток. В 2013 году европейское космическое агентство (ЕSА) запустило ракету-носитель Vega, а США запустили две ракеты-носителя Antares — часть их движущей системы и первой ступени были изготовлены в Днепропетровске. Еще два ступени отправлены в США для запуска Antares в 2014 году. Однако западных заказов заводу не хватает.

«Что такое Украина? — рассуждает Корбан. — Это экспорт металлургии, химии и чуть-чуть машиностроения. Металлургия — это уголь, электроэнергия, ферросплавы, это руда, и это перерабатывающие заводы. Все это есть в Днепропетровской области. В отличие от Донецка, где эта цепочка разорвана».

БИЗНЕС-ГУБЕРНАТОР

Самый заметный представитель днепропетровской элиты — основатель группы компаний «Приват» и крупнейшего в стране Приватбанка Игорь Коломойский (№4 в украинском списке Forbes, $2,1 млрд). Выпускник Днепропетровского металлургического института Коломойский в конце 1980-х начинал бизнес с торговли оргтехникой, которую вместе с друзьями возил из Москвы. В 1992 году с партнером Геннадием Боголюбовым он основал Приватбанк. Ваучерная приватизация превратила Коломойского в олигарха — он собрал 2,3% всех ваучеров в стране и обменял их на акции двух заводов и двух ГОКов. На этом не остановился. Сейчас интересы Коломойского простираются от нефтехимии до ферросплавов, от горнолыжных курортов до авиаперевозок (в его собственности днепропетровский аэропорт). Самым ценным его активом является крупнейший в стране Приватбанк (активы — $24 млрд, капитал — $2,8 млрд, по данным МСФО на сентябрь 2013-го). Помимо денег Коломойского интересуют футбол и религия. Он вице-президент Федерации футбола Украины и глава Европейского еврейского союза.

Игорь Коломойский

После победы «евромайдана» в январе 2014-го, в ситуации полного управленческого коллапса Коломойский сам предложил свою кандидатуру на пост губернатора. «Это раньше губернатору надо было договариваться с элитами, — говорит Корбан. — Теперь мы и есть элита». В прессе не раз упоминалось, что Коломойский, как и Пинчук, изначально поддержал «евромайдан» — по крайней мере информационные ресурсы обоих с самого начала освещали митинги протеста весьма лояльно.

Став губернатором, Коломойский с ходу пообещал две вещи: не заниматься бизнесом и разговаривать на украинском. На первой своей прессконференции 3 марта Коломойский на чистом русском заявил, что Владимир Путин «неадекватен и полностью сошел с ума». Путин в долгу не остался и окрестил Коломойского «уникальным проходимцем» и «прохвостом», сумевшим обмануть даже Романа Абрамовича. После этого бизнес у Коломойского в России закончился. Депутаты Госдумы от КПРФ попросили Генпрокуратуру проверить российскую «дочку» Приватбанка — Москомприватбанк (активы 56 млрд рублей и вклады 40 млрд рублей) на причастность к финансированию терроризма. Чуть позже Банк России ввел в банке временную администрацию, а затем запустил процедуру его санации. Приватбанку пришлось продать российскую «дочку» Бинбанку за 6 млрд рублей, но затем проблемы начались в Крыму — ЦБ приостановил деятельность отделений банка, а прокуратура добивается ареста имущества.

Приватбанк

Если на бизнес Коломойского Москве удается давить, то с регионом возникли проблемы. Русскоязычная Днепропетровская область осталась самым лояльным новым властям регионом Украины. Коломойский удерживает ситуацию под контролем: по улицам разъезжают автомобили с «жевто-блакитными» флагами, люди записываются в добровольцы для защиты региона от «зеленых человечков».

На улицах Днепропетровска появились билборды: «$10 000 за москаля» с логотипом Приватбанка.

Как разбираются с недовольными? В ответ на манифестацию против появления представителей «Правого сектора» в военных частях области вице-губернатор Филатов вызвал группу активистов и предложил им поездить по военным частям с инспекцией — проверить, есть ли там «бандеровцы». С коммунистами же разговаривал сам Коломойский. Как рассказывают свидетели, он умело козырял цитатами из Маркса и в конце концов убедил их, что область двигается в правильном направлении. Удалось ли ему убедить в том же русских инвесторов и бизнес?

НИЧЕГО ЛИЧНОГО

Фирменный поезд Москва — Днепропетровск сбавляет скорость перед станцией Казачья Лопань. Это уже Украина — граница осталась в двух километрах позади. В вагон входят пограничники. Обстановка нервная. «Цель визита? С кем встречаетесь? Есть приглашение? Место пребывания? — пограничник забрасывает корреспондентов Forbes Павла Седакова и Артема Голощапова вопросами. — Сколько денег с собой везете? Есть выписка из банка?»

После получасового допроса репортеров сажают на проходящий поезд до Белгорода, выдав копию отказа в пересечении границы из-за «неподтвержденной цели поездки» и «недостаточного финансового обеспечения». Журналистское удостоверение ситуацию только усугубило. «Теперь мы вам на три года въезд закроем», — обрадовались пограничники. Под таким предлогом в тот день сняли десяток пассажиров — мужчин от 18 до 50 лет. «Украина — дорогая страна, — объясняет капитан, сканируя паспорта, и, смягчившись, добавляет: — Просто сейчас не самое лучшее время, чтобы ездить в Украину».

И не самое лучшее время, чтобы инвестировать в Днепропетровск? Корреспондент Forbes Илья Жегулев, долетевший до города на самолете на следующий день, задает этот вопрос главе аппарата местного правительства Корбану. Тот отводит глаза и ничего не отвечает. Находится его коллега Филатов:

«Мы ждем, когда поедут люди из России. Думаю, что оттуда любые думающие образованные люди сюда побегут. Ждем, чтобы они побежали не в США, не в Лондон, не во Францию, а на Украину».

Все предкризисные годы присутствие русского бизнеса было особенно заметно в Днепропетровске. Ритейловые сети — главные бизнес-«интервенты» на Украину той поры. «О’Кей» «Арбат престиж», «Евросеть», «Пятерочка», «Перекресток» — кто тут только не пытался начать бизнес. Но, как рассказывает владелец ритейловой сети VARUS Шостак, российский менеджмент столкнулся с проблемами. «Основная ошибка россиян — неверные представления об украинском рынке. Россиянам кажется, что Украина по ментальности и доходности такая же, как Россия. Но это не так. Маржинальность бизнеса здесь намного ниже, поэтому надо концентрироваться на работе с операционными издержками и фокусироваться на деталях». Недавно компания VARUS Шостака купила все магазины сети «Перекресток» на Украине. Группа компаний X5 начала продавать бизнес с лета прошлого года. Совладелец VARUS в покупке видит только плюсы — днепропетровцы вышли на киевский ритейловый рынок. До конца июля заново откроются 13 магазинов площадью 12 000 кв. м — уже под брендом VARUS. Тремя месяцами раньше VARUS купил магазины уходящей сети SPAR.

«На Украине практикуется и приветствуется сплошь и рядом работа с серыми и черными деньгами, а для нас, как для открытой компании, это не приемлемо, — объясняет решение компании источник в X5. — Кроме того, гораздо ниже платежеспособность населения».

Одна из самых громких историй проникновения русского бизнеса на Украину стала широко известна благодаря комментарию Владимира Путина, рассказавшего об «обмане» Романа Абрамовича Коломойским. В 2007 году Коломойский стал совладельцем EvrazGroup, продав ей металлургические активы на Украине за $1 млрд и 9,72% акций группы. Теперь у EvrazGroup, совладельцами которой являются российские миллиардеры Роман Абрамович иАлександр Абрамов, 99,25% акций ГОК «Сухая балка», 95,57% акций Днепропетровского металлургического завода им. Петровского, 93,74% акций коксохимического завода «Баглейкокс», 98,65% акций «Днепрококса» и 93,83% акций Днепродзержинского коксохимического завода, а также 50% Южного ГОКа (четвертый по размерам железорудный ГОК на Украине).

После истории с Мосприватбанком несколько политиков на Украине призвали к симметричным действиям по отношению к собственности российских компаний. Однако, как говорит Корбан, «никто ничего отнимать не собирается». Он утверждает, что Evraz чувствует себя комфортно в Днепропетровской области. Политическая ситуация не оказывает влияния на производственную деятельность украинских активов «Евраза», — заявили Forbes в пресс-службе компании. Тем не менее известный российский бизнесмен, член списка Forbes говорит, что после присоединения Крыма и эскалации кризиса на юго-востоке Украины ответные действия по национализации российских активов на Украине «выглядят почти неизбежными». Но добавляет, что в первую очередь это затронет российские государственные компании. Частники пока могут подождать.

http://www.forbes.ru/sp/dnepropetrovsk/

Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
RSS Андрій Марченко
Войти