Мне подарили

22:43 11.04.2015

Злой олигарх публично обозвал Путина плохим словом и стал вхож в расстрельные списки кремлевских пропагандонов и более радикальных спецслужб под первым номером. «Заслугою Коломойського стало перетворення Дніпропетровська на центр логістики АТО. Звідси вилітала авіація, йшли конвої з пальним і їжею, тут родичі впізнавали тіла загиблих», — написал вчера Юрий Луценко, почему-то употребив, правда, прошедшее время, — возможно, сейчас быть центром логистики АТО уже не модно. Так или иначе, есть у Коломойского один недостаток, который делает невозможным его дальнейшее пребывание у руля, — он матюкается, а зачем новой европейской Украине нужен «форпост», чей губернатор матюкается на журналистов, да еще и не хочет извиняться?

С другой стороны у нас есть министр энергетики Демчишин, который пытается отобрать у Коломойского «нафту» и отдать ее народу. Этот усердный чиновник запомнился широкой общественности скандалом с «Укринтерэнерго», в ходе которого был фактически обвинен профильной госкомиссией в государственной измене, Арсений рвал и метал, оба работают дальше, подумаешь, госизмена, вот «нафта» — это да, сейчас самое время вернуть предприятие государству, а поскольку государство, как известно, не может быть эффективным собственником, потому что разворуют, надо поставить во главе «нафты» бывшего луганского сбушника со стремной биографией и еще более стремными связями — этот никому воровать не даст, все сам спи...дит, во всяком случае, так потом скажут.

За старательным чиновником Демчишиным маячит суровая, но справедливая фигура Петра Алексеевича. Петр Алексеевич не то чтобы мечтает наказать Коломойского, боже упаси, совсем наоборот. Не вцепись год назад Коломойский в Днепр и не накрути походя хвост Гепе, были бы у нас уже тогда и ДнепрНР, и ХНР, и сухопутный путь в Крым, Киев и Винницу, и вообще что угодно, кроме Украины, а сам Петро Алексеевич сейчас сидел бы не в президентском кресле, а где-нибудь под Цюрихом и осваивал ручной разлив шоколада в маленькие аккуратные формочки, записывая по выходным вдохновляющие радиообращения к волынским партизанам.

Думать об этом Петру Алексеевичу неприятно, поэтому злой Коломойский вызывает у него труднообъяснимое, но стойкое неприязненное отношение. В общем-то, как мы знаем из истории, добро всегда пожирает своих детей, но почему-то казалось, что Петро Алексеевич начнет пожирать Беню уже после войны, не идиот же он, в конце концов. Однако, видно, главе государства так не терпелось установить «правила одни для всех», что вопрос идиотизма отошел на второй план. «Правила одни для всех» — штука хорошая сама по себе, даже если на деле это правила для одного. У Януковича эта штука называлась «друзьям все, врагам закон», но он был диктатор, а Петро — европейский демократ, он имеет право еб...уть единственного олигарха, который полез защищать родину. Все ж знают, что на самом деле не родину он защищал, а наворованное, просто одно с другим совпало. Непонятно только, почему у остальных олигархов не совпало, хотя свое добро они защищают с не меньшим вдохновением.

По большому счету, в этой связи Коломойский имеет полное право с благодарностью принять «Правила одни для всех», перестать в одиночку скидываться на оборону, взять красивую дудочку и начать в нее дудеть, как Ринат, или показывать в знак протеста против оккупации Украины сиськи Оксаны Марченко, как воспитанный Пинчук, или кого он там сейчас вместо нее взял. И никто больше не сможет упрекнуть злого Беню в том, что он пытается превратиться в «нового хозяина юго-востока», потому что новым хозяином юго-востока очень быстро станет Владимир Владимирович Путин.

Владимир Владимирович Путин занимает в этом конфликте сторону третьего радующегося. Сайт «Лайфньюс» пестрит фотографиями Коломойского с радостными подписями, действия Петра Алексеевича по усмирению зарвавшегося олигарха всячески одобряются. По всему видно, что Владимир Владимирович даже готов отложить весеннее наступление, чтобы Петро Алексеевич не отвлекался и доделал за него всю работу. Еще совсем недавно Украина ждала скорого развала России под ударами робких санкций Запада; теперь Россия ждет развала Украины под ударами жадности, ревности и долбо...бизма — истинно национальных черт характера, которые всегда помогали многочисленным соседям по-братски дерибанить территорию нашей унтер-гетьманской вдовы.

Отдельной строкой идет радость ваты, населяющей территорию Лугандона и примыкающие к ней земли остального Донбасса, потому что там, увы, тоже вата, и в немалых количествах. Впервые с начала войны прогрессивная общественность, возмущенная матюками невоспитанного Коломойского и взбодренная совестью нации — депутатами новой формации Сережей и Мустафой, слилась с ватниками в едином порыве. Одно только это обстоятельство насторожило бы прогрессивную общественность любой страны, но наша ничего, вполне собой довольна. Мустафа с Сережей тоже — весь этот год они вели себя так, будто никакой войны с Россией нет, а главный враг страны — это страшный олигарх Беня, которого надо любой ценой свалить вместе со всем его «центром логистики АТО». Далек от мысли, что за эту благородную борьбу Мустафа и Сережа берут у Фирташа борзыми баксами, — они же все-таки совесть нации, а совесть нации задешево не купишь, кроме того, лично Мустафа уже убедительно доказал, что деньги для него не главное: ему, как известно, было мало депутатской зарплаты, однако Мустафа не испугался и все равно пошел работать в Раду. Прогрессивная общественность очень ценит такое самопожертвование. В конце концов, ежели вдруг чего, для Сережи и Мустафы война все равно не наступит — они всегда успеют съехать куда-нибудь в приличную страну осваивать очередные гранты и повышать квалификацию в демократии, а прогрессивной общественности придется в ускоренном порядке изучать карты бомбоубежищ и по инерции х...есосить «так называемых» журналистов ТСН, которые почему-то не посмели восстать против своего тиранического владельца.

Здесь на всякий случай стоит невзначай напомнить, что журналисты ТСН отпахали весь Майдан в круглосуточном режиме и точно так же пашут сейчас в АТО — в отличие от коллег из большинства прочих каналов, чьи владельцы не матюкаются и, возможно, даже не посещают уборную, в том числе и когда их никто не видит, разве что дудят в дудку иногда. Это дает коллегам полное право с наслаждением чмырить «плюсовцев» по фейсбукам в хвост и в гриву так тупо и бесстыдно, как умеют только журналисты, причем, очень часто наравне с откровенными кремлевскими троллями больше всего стараются те, кто за годы своей беспорочной службы успел прорекламировать всю мразь, которая только водилась в Украине, и прочие целки-невидимки, которым, по-хорошему, заткнуть бы хлебало да и не открывать его больше, а то залетит чего-нибудь.

Может, не все в курсе, так на всякий случай напомню, что ТСН, кроме всего прочего, является одной из самых эффективных волонтерских организаций — ни один «плюсовский» журналист еще не поехал в зону АТО, не будучи нагруженным под завязку, и все это добро было куплено за счет сотрудников редакции. Зарплаты там куда меньше, чем, допустим, у депутата Мустафы, едва сводящего, как уже упоминалось выше, концы с концами, но как-то вот хватает. Вопрос: сколько своих собственных средств потратили на помощь армии наши целки-невидимки и прочие сверхпринципиальные коллеги, борющиеся с матом в общественных местах?

Оставлю его повисшим в воздухе.

Необходимые примечания:

Текст написан от злости. Текст не позиционируется как дискуссионный и в комментах не нуждается. Это не более чем личная точка зрения на происходящее, которую я считаю необходимым обозначить.

11:29 29.03.2015
Андрій Марченко опубликовал запись в сообщество « ЗаБеГаЛоВкА »

Концерт под дождем от команды Коломойского: как это было

Концерт под дождем от команды Коломойского: как это было

Концерт под дождем от команды Коломойского: как это было. Фото Дениса Моторина

В Днепропетровске прошел митинг-концерт, организованный представителями бывшего губернатора Игоря Коломойского. Несмотря на постоянный дождь, тысячи людей собрались на площади Героев Майдана. Со сцены к собравшимся обратились Борис Филатов, Геннадий Корбан, Андрей Денисенко, футболисты молодежки "Днепра" и духовенства, волонтеры и бойцы добровольческих батальонов.

Сам Коломойский на концерт в свою честь не приехал, хотя и обратился к собравшимся людям c экрана. Также через интернет с жителями Днепропетровска пообщался Олег Ляшко, а советник министра МВД Антон Геращенко приехал лично.

— Если бы в марте не устоял Днепропетровск, то и другие регионы юга и востока попадали, как костяшки домино, — объявил Геращенко. Он добавил, что именно на такой эффект надеялся российский президент Владимир Путин, однако помешать этим намерениям смогли Коломойский и Днепропетровск.

Отметим, что анонсированное выступление нового губернатора Днепропетровской области Валентина Резниченко не состоялось.

Затем перед собравшимися выступила Руслана. Промокшие и замерзшие, журналисты Vgorode.ua так и не дождались выступления "Brutto", как, впрочем, и многие собравшиеся – к 20:00 на площади оставалось всего около тысячи человек.

Метки: Днепр, концерт, ветер, дождь, команда, Коломойский
20:11 26.03.2015

После отказа комментировать отставку местечкового начальника двумя мировыми

державами, радиостанция "Эхо Москвы" проводит голосование среди граждан РФ с

вопросом: "Хотели бы вы, чтобы ваш регион возглавил Игорь Коломойский?"

Мнения разделились пополам.

Мля, уже мне даже не смешно

Хотели бы вы, чтобы Игорь Коломойский возглавил ваш регион?

В СЕТИ:
J 17095 человек проголосовало. Вернуться к голосованию
123
  1. да46% 7815 чел.
  2. нет47% 8003 чел.
  3. затрудняюсь ответить7% 1277 чел.
ПО ТЕЛЕФОНУ:
J 298 человек проголосовало. Вернуться к голосованию
123
  1. да60% 178 чел.
  2. нет40% 120 чел.
  3. затрудняюсь ответить0% 0 чел.
20:33 29.09.2014
Андрій Марченко опубликовал запись в сообщество « ЗаБеГаЛоВкА »

Пресс-конференция Коломойского: ответы на все вопросы с видео

Пресс-конференция Коломойского: ответы на все вопросы с видео

Пресс-конференция Коломойского: ответы на все вопросы с видео

Игорь Коломойский дал пресс-конференцию. Фото Рашад Тагиев

В минувшую субботу, 27 сентября, губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский дал первую большую пресс-конференцию за последние три месяца. Глава ОГА говорил о том, что не собирается покидать пост губернатора, о перемирии, о ситуации в стране, о предстоящих выборах и многом другом.

На пресс-конференции присутствовал заместитель губернатора Геннадий Корбан, а также журналисты передовых украинских медиа, корреспондент из Дании, представители российского телеканала "Дождь" и другие.


О предстоящей зиме

Говорят, в этом году будет суровая зима. Мы все знаем, что такое Гидрометцентр – может, будет суровая, а может, и не очень. Эти прогнозы нужно расценивать 50 на 50.

Днепропетровская область к зиме готова, газа, вроде, хватает. Ранее правительство заявляло, что нам, чтобы перезимовать, не хватает 5 миллиардов кубометров газа, вчера появилась информация, что этот вопрос решен.


Отношение с прокуратурой

Эти проблемы, которые сейчас существуют в прокуратуре, появились не вчера, они назревали в течение последних 20 лет. И связаны как со структурой прокуратуры, так и с законодательным обеспечением.

Сейчас это единственное ведомство, которое не было приведено в соответствие с требованиями международных стандартов.

Скандал, в котором замешана прокуратура, разворачивается не на территории Днепропетровской области. Он возник на уровне Генеральной прокуратуры.

Чем быстрее будет приведена законодательная база в соответствие с европейскими нормами – тем будет лучше.

А какого-то личностного конфликта между администрацией и прокурором нет – я видел его всего два раза в глаза, по-моему, нормальный человек. Другой вопрос – в какой системе он работает.


Главное достижение на посту губернатора

Я считаю это не моим личным достижением, а достижением всей нашей команды и всех жителей Днепропетровской области. Это то, что мы смогли сохранить мир на Днепропетровщине и толерантное отношение друг к другу. Сейчас, согласно данным соцопросов, самой главной ценностью люди считают мир и безопасность. Я думаю, что мы сумели это сохранить.


О добровольческих батальонах

Я не могу сказать, что был инициатором создания добровольческих батальонов. Я был инициатором самообороны. После Майдана в Днепропетровской области наблюдался энергетический подъем – и надо было эту энергию людей направить в мирное русло.

Некоторые из формирований были созданы в структуре МВД – соответственно подконтрольны Министерству внутренних дел, и их перемещение совершается по приказу Министра внутренних дел. Батальоны теробороны по закону – двойного подчинения, но фактически они подконтрольны Минобороны.

Когда мы создавали батальоны территориальной обороны, мы надеялись, что они останутся в области. Но их бросили в самое пекло – именно это, я считаю, и говорит о непрофессиональных действиях нашей власти. Трагедия в том, что неармейские подразделения отправили выполнять армейские задачи. Люди были просто не готовы, поэтому у нас столько потерь. Хотя, нужно сказать, что свое задание они выполняли достойно.

Но самая большая трагедия в том, что наши солдаты потеряли доверие к своим командирам. И, конечно, полное отсутствие военной цензуры. У нас, когда какая-то группа попадала в окружение, гвалт стоял по всей стране.


О военном положении

Было несколько точек отсчета, когда введение военного положения было бы оправданным. Одна из первых – это 11 июля – день, когда один из населенных пунктов подвергся прямому артиллерийскому обстрелу со стороны России.

В данный момент нет смысла вводить военное положение, идет мирный процесс.


О люстрации

Я против гильотины – в любой форме, в том числе и той, которая стоит сейчас на Набережной. Что касается гильотины в переносном смысле этого слова – то есть закона о люстрации – я считаю, что он нужен, но не в том виде, в котором был принят.

Под этот закон подпали многие мои откровенные недоброжелатели, а я нет, и по идее, меня должно сейчас все устраивать. Но это не так.

Когда мы пришли в ОГА, мы уволили минимальное количество людей, посчитав, что "рыба гниет с головы", и если убрать голову – руководителей – остальные будут нормально работать. Все дело в том, что мы не можем убрать всех, ведь у людей есть многолетний опыт работы в госструктурах. Зачем их выбрасывать? Пусть себе работают, чиновничий труд тоже нужен, другой вопрос – в каком количестве.

Возьмем, к примеру, одну структуру – Национальный банк Украины. Сейчас в аппарате Нацбанка работает 30 тысяч чиновников, на содержание которых из бюджета тратится не один миллиард гривен ежегодно. Для сравнения, в Нацбанке Англии работает всего 140 чиновников.

В то же время депутаты, которые принимали этот закон о люстрации, под него не подпадают, но именно они же и принимали скандальные законы 16 января – и после этого они свободно могут баллотироваться и быть снова избранными.


Об особом статусе

Насколько мне известно, в законе нет формулировки "особый статус" – так окрестила этот закон общественность и журналисты. Речь идет об особенностях местного самоуправления на территориях, которые сейчас не находятся под контролем украинской власти.

По нашим подсчетам, на этих территориях до военного конфликта проживало около 7 миллионов человек. Сейчас там живет около 4 с половиной миллионов. Главная задача для нас сейчас – это создать условия, чтобы они там спокойно жили, чтобы спокойно перезимовали и почувствовали, что сейчас мир. Ведь из этих 4 с половиной миллионов как минимум 4 миллиона 400 тысяч человек ни в чем не виноваты. Ведь мы могли оказаться в точно такой же ситуации, если бы у нас, к примеру, жил, Гиркин, а не какой-то Царев.

Нам нужно наладить жизнь у нас в области, показать им, где жить лучше, тогда люди сделают выбор осознанно. Главная задача нашего правительства – сделать так, чтобы люди здесь жили лучше, чем на Донбассе и в Крыму.


О децентрализации

Децентрализация – это очень болезненный процесс. Поверьте, те оппозиционеры, которые сейчас кричат, что они против власти и за децентрализацию, попадая в чиновнические кабинеты, быстро забывают свои лозунги. Потому что они видят, какие денежные потоки идут от областей в Киев, и хотят из этих потоков взять часть.

У нас ведь все деньги, все налоги, которые собираются на местах, отправляются в Киев, а потом оттуда – по остаточному принципу (кому сколько придется) возвращаются назад. Система налажена на откатах – главы администраций вынуждены отдавать 5, 15, 20% кому-то в карман, чтобы вернуть в область ее же деньги.

Что касается территорий, которые находятся в режиме временного самоуправления, то они на сегодняшний день находятся в более выгодном экономическом положении, чем другие регионы страны, потому что у них децентрализация уже прошла. А значит, собранные на их территории деньги должны оставаться в основном в этих регионах. В Киев они ничего не собираются отправлять. А мы будем собирать здесь налоги, отправлять все в Киев и ждать, что оттуда нам, возможно, когда-нибудь дадут то, что и так нам принадлежит.

Децентрализацию нужно начинать именно с казначейских счетов. Сейчас Госказначейство – неликвидная структура, те финансы, которые были собраны по нашей области, – а это около 2,5 миллиарда гривен, находятся на счетах Госказначества. Но вернуть мы их не можем, они заморожены.


О стене на границе с Россией

Вообще понятие "стена" носит довольно условный характер. Прежде всего, она должна быть построена в уме. Уже сейчас она пролегла через наше сознание, а выразится ли это в материальной стене – это вопрос открытый.

К строительству реальной стены мы не имеем отношения, у нас была идея – мы ее озвучили. У нас еще много идей.


О границе с ДНР и ЛНР

Да, граница будет, думаю, будут блокпосты и определенные таможенные досмотры. Есть ли альтернатива? Нет. А какая может быть альтернатива? Война до последнего гражданина Украины? Сейчас, к сожалению, альтернативы нет. Люди устали от войны, они хотят вернуться к миру. Но в любом случае, той Украины, которая была до этих событий, уже не будет никогда. Нельзя 23 года разваливать, а потом за полгода пытаться что-то склеить. Оно не склеится, нужно заново строить, поэтому у нас с вами – много работы.


Об имуществе в Крыму и в России

Права на это имущество в суде я отстаивать не намерен, а вот на возмещение ущерба – намерен. Но я хочу сказать, что в Крыму у меня не так уж и много имущества. Тех санаториев и домов отдыха, которые мне приписывают, у меня нет. По-моему, тут они в штангу ударили.

По поводу аэропорта "Бельбек", где есть мои акции, уже подготовлен иск. Конечно, это не единственный иск. Есть еще имущество в России. В Москве, правда, у меня тоже ничего нет. Мы – люди грамотные, перед тем, как ступать на минное поле, берем с собой металлоискатель. Поэтому уже давно мы избавились от имущества там, которое впоследствии могло сделать из нас заложников. Тем не менее, в перспективе Россия получит от нас иски примерно на 2 миллиарда долларов. Вернут – не вернут, меня это не очень волнует. А нервы потреплем.


О Куличенко и будущем мэре Днепропетровска

Иван Иванович на этой должности уже 15 лет. И я не считаю его плохим мэром, отношусь к нему с определенной симпатией. Скорее всего, он устал на одном месте. Куличенко уже набрался опыта, знает, как должно быть, пусть попробует себя в законодательстве.

Я не могу сказать, кого я вижу приемником Ивана Ивановича. Мэр Днепропетровска – это выборная должность. Кого выберет народ, с тем я и буду работать.

Тот человек, который придет на этот пост, должен будет заниматься не самолюбованием, не светиться перед камерами, он должен будет заниматься канализацией. И освещением улиц.


О цене на бензин

Вопрос будет ли дорожать бензин – не ко мне. Я могу рассказать формулу, по которой высчитывается эта цена. Если знать эту формулу, можно и самому предугадать, что будет с ценами в ближайшее время.

В немного упрощенном виде: закупочная стоимость – так называемая "цена платц" (ее всегда можно посмотреть в Интернете), добавляем сюда расходы на транспортировку – 15 долларов на "перевалку" и 20 долларов на железную дорогу. Плюс 260 долларов акциз и умножить это на коэффициент 1,2 (НДС). Далее умножаем на текущий курс доллара. К полученной сумме добавьте тысячу гривен – за транспортировку от нефтебазы до пистолета – и получите реальную стоимость бензина. И это без заработка.

Сейчас цены на заправках – реальны, там даже прибыли особо нет.


О личном бизнесе

Это довольно каверзный вопрос. Если я скажу, что мои предприятия со времен моего отсутствия работают лучше, то вы скажете – значит, есть человек, который с делами управляется лучше. Так почему не он сел в это кресло? А если дела идут хуже – тогда какого черта я ушел, если там теперь убытки? Так получается?

На самом деле есть и объективные причины: война, сепаратизм, электричество, курс доллара и так далее.

Предприятия работают, как и работали. Все они довольно независимы и работают в автономном режиме. Группа "Приват" никогда не стремилась монополизировать какие-то отрасли, а находилась в определенных сегментах экономики. Сейчас в моем бизнесе ничего особенно не изменилось.


Об Ахметове

Мне казалось, что он борется, чтобы попасть в десятку мирового "Forbes", но сейчас его что-то отбросило назад.

Я считаю, что на Донбассе произошла смена элит. И я думаю, у Ахметова сейчас настроение не очень хорошее. Он привык жить и работать в условиях благоприятствования власти, но теперь он находится в какой-то прострации. Как он сумеет из этого выйти – большой вопрос.


О "Днепре"

Хуанде Рамос давал предварительное согласие на продление контракта, но, поехав в Испанию, сообщил оттуда, что не может – семья просит остаться. Я всегда считал, что Мирон Маркевич – тренер №1, особенно среди украинских специалистов. И я всегда хотел видеть его в своей команде, в свое время я лоббировал его назначение в сборную Украины.

Сейчас изменилась ситуация в украинском футболе вообще – 5 клубов из 14 находятся вне зоны своей дислокации.

Футбол – это праздник жизни, праздник спорта, но настроение у меня сейчас не футбольное. Я считаю, что проведение чемпионата в этом году – нецелесообразно. Его нужно было остановить еще в июле. Когда мы видим все, что происходит – погибших, раненных, людей, оставшихся навсегда инвалидами – становится не до футбола.


О беженцах и патриотизме

Почему Днепропетровская область стала такой патриотичной? Она такой и была, даже живя в СССР, я всегда знал, что живу в Украине. А когда опасность стала реальной, этот патриотизм просто ярче проявился, это объективный процесс.

Те люди, которые приезжают в наш город, сразу становятся днепропетровчанами. Это происходит очень быстро в нашем толерантном городе. У нас есть особый шарм, как говорят во Франции – галльский дух.

Поэтому мы рады всем, кто приезжает сюда, у нас есть, чем их занять. Пусть едут, нам нужны умные и хорошие люди, которые хотят трудиться.


О выборах

Я считаю, будущий парламент будет отражать проевропейские настроения общества. Украинский народ был и есть европейским народом, и его стремление в Европу – это возвращение в семью. Нельзя сказать, что на Донбассе люди не хотят в Европу.

Я не планирую создавать в Верховной Раде никаких фракций и групп влияния. Я государственный чиновник. У меня есть непосредственные руководители – Администрация Президента и Кабинет министров. Если мы говорим о том, что мы меняем страну, хотим очистить ее, то, я считаю, этот процесс необходимо начинать с самого себя. Я могу зарегистрировать партию, найти единомышленников, пойти в избирательный процесс и получить 5% голосов. Вопрос: а зачем? Если я против политики президента, то я должен написать заявление об увольнении и идти в свободное политическое плавание. Если нет, то зачем мне создавать какие-то отдельные политические проекты? Если на всякий случай, то я так не привык.


О мире

Многие противопоставляют Коломойского и Порошенко, считая, что Президент представляет партию мира, а Коломойский – партию войны. Скажу, что это не так. Я с самого начала говорил, что путь мирных переговоров – единственно правильный. Я за мир, но не за мир любой ценой. Хотеть мира, будучи слабым, наивно и необоснованно.

На примере Днепропетровска и области можно увидеть, что мы все-таки сторонники мира.


Полное видео

Метки: пресс-конференция, ответы, Коломойский
17:33 09.07.2014

Как "Украинская правда" познакомила Дмитрия Яроша и Семена Семенченко

Украина стоит на пороге больших политических перемен. Война на востоке существенно изменила баланс сил в регионах и породила множество полевых командиров, уже проявляющих свои политические амбиции.

На сегодняшний день главными центрами влияния в стране являются Киев, Днепропетровск во главе с лидерами группы "Приват" и значительно утративший свои позиции Донецк. Очевидно, что даже после окончания войны Донбассу понадобится некоторое время для формирования новых элит и восстановления своего ареала.

Противостояние Петра Порошенко и Игоря Коломойского уже очень скоро станет главным фактором поляризации политических проектов. В окружении господина Коломойского уже давно созрела идея создания собственной политической партии. Но если еще не так давно "приватовцы" искали партнеров в среде старых элит, теперь они готовы пойти в политику самостоятельно.

Электоральной базой проекта Коломойского должна стать центральная Украина – Харьковская, Запорожская, Днепропетровская и Одесская области.

В большую политику может пойти и сам Игорь Коломойский. По прогнозам "приватовцев", в случае досрочных парламентских выборов политический проект, аффилированный с Коломойским, может набрать от 15% до 25%. По их мнению, теоретически это позволяет претендовать не только на пакет должностей в будущем правительстве, но даже на пост премьер-министра.

Вторым источником новых лиц в политике станут лидеры военных формирований на восточном фронте. Командиры некоторых батальонов уже сейчас готовятся к политической карьере. У многих есть свои пресс-службы, появляются аналитики и советники по политическим вопросам.

Активность на фронтах окрылила многих пока неизвестных широкой общественности лидеров. Конкуренция батальонов на военном фронте перерастает в противостояние между их спонсорами. Уже сейчас видны попытки создания частных армий и лояльных военных подразделений, успехи которых пытаются конвертировать в реальное политическое влияние.

Но если еще недавно полевые командиры полностью зависели от своих покровителей, уже скоро, почувствовав свое влияние, они начнут диктовать условия. Вернувшись с фронта, они очевидно начнут искать союзников на политической арене или создавать собственные проекты.

Двумя показательными примерами таких полевых командиров являются лидер "Правого сектора" Дмитрий Ярош и командир батальона "Донбасс" Семен Семенченко.

Ярош родом из Днепродзержинска Днепропетровской области, Семенченко родился и вырос в Донецке. Первый формально уже появился в публичной политике, создав собственную партию и выставив свою кандидатур на президентских выборах; второй семимильными шагами осваивает азы политической борьбы, проявляя большую медиа-активность в попытках влиять на решения штаба АТО и Генштаба ЗСУ.

База "Правого сектора" находится в Днепропетровске, откуда они регулярно совершают вылазки в соседнюю Донецкую область. Батальон "Донбасс" своей главной целью видит закрепление позиций в самом Донбассе, в идеале со штаб-квартирой в Донецке.

На фронте уже говорят о соперничестве между этими двумя лидерами. Окружение обоих командиров достаточно нелицеприятно отзывается друг о друге.

Видимого противостояния между ними нет, более того, бойцы подразделений в эти дни принимают участие в совместных операциях. Во время одной из таких операций и встретил их корреспондент "Украинской правды".

Как оказалось, Дмитрий Ярош и Семен Семенченко до этого лично не были знакомы. Воспользовавшись знакомством с обоими командирами, "Украинская правда" записала с ними совместное интервью.

Возможно, уже в скором будущем оба станут завсегдатаями политических ток-шоу. Но их первое знакомство состоялось посреди поля неподалеку от города Курахово Донецкой области.

Сначала мы встретили Дмитрия Яроша. Автомобиль, в котором сидел господин Ярош, стоял прямо посреди поля, окруженный вооруженными бойцами. Увидев корреспондента "Украинской правды" он вышел и приветливо поздоровался.

— Це ваш район патрулювання?

— Ні. Але сьогодні була необхідність нашої присутності тут.

— Це Донецька область. Зараз дуже багато говорять про протистояння між Дніпропетровськими та Донецькими батальйонами. Наскільки це правда?

— Ні, це неправда. В нас на одній базі знаходиться особовий склад різних батальйонів і стосунки абсолютно дружні. Ми часто буваємо разом на виконанні спільних завдань. Ми і зараз тут знаходимось на такому спільному завданні.

— Я так зрозумів, що найближча ціль в цьому районі – це Донецьк? Наскільки зараз там безпечно?

— Звичайно це наша головна ціль. І там зараз небезпечно. Я би вам не радив туди їхати. Переді мною такого завдання не ставилось — їхати в Донецьк, але наші розвідроти бувають в тому числі і в Донецьку.

— Цей міф про страшний "Правий сектор" – він все ще продовжує своє життя?

— Ну російська пропаганда продовжує робити з нас якусь страшилку, але ж люди все одно бачать, хто є хто. Хоча росіяни зараз у "Правий сектор" записують всіх – і Нацгвардію, територіальну оборону, всіх. Це як на Майдані після 19 лютого, коли весь Майдан став "Правим сектором" – всі одягли балаклави, взяли палки, коктейлі Молотова і так далі.

— А ви взагалі уявляли собі, що коли-небудь будете брати участь у реальних бойових діях?

— По большому рахунку, керуючи парамілітарною організацією, я завжди готувався до війни і до готував до цього інших.

— До речі, навіщо ви йшли на вибори? Ваш результат вас розчарував?

— Ні абсолютно! Я ж сам припинив свою виборчу кампанію одразу після війни. Ну... була така потреба. Хлопці з моєї команди вважали потрібним це зробити і я таке зробив. Але і ситуація змінилась. Ми намагалися пацифікуватися, а тут почалась війна. Нам прийшлось знову одягнути форму.

— Ви напевно часто спілкуєтесь з Ігорем Коломойським. Кажуть, що він думає про похід у велику політику. Вам щось про це відомо?

— Ну ми не часто спілкуємось, але час від часу буває. Я не можу сказати, що в нас настільки тісні стосунки, щоб він ділився своїм сокровенним. Принаймні сам він на зустрічах про таке не говорив.

— А як ви відчуваєте, чи хоче він і далі бути губернатором області, чи вже планує якийсь національний масштаб?

— Ну я бачив в одному з його інтерв’ю, що він не виключає такий сценарій. Але зараз мене більше цікавить не аналіз дій Коломойського, а те, що тут буде відбуватися на сході. І від того до речі буде залежати і доля самого Коломойського, як і всіх нас. Переможемо, повернемо Крим – будемо мати державу. Не переможемо, все втратимо.

— До речі, тут недалеко Семен Семенченко приїхав до своїх. Ви випадково не будете з ним зустрічатися?

— Ну чого б ні. Чого б не познайомитись...

— Тобто ви не знайомі?!

— Ні.

— Так давайте ми вас познайомимо!

— Давайте...

Бойцы "Правого сектора" вместе с Дмитрием Ярошем стояли неподалеку от базы разведчиков батальона "Донбасс", куда прибыл Семен Семенченко. В полевых условиях командир батальона "Донбасс" ходит с неприкрытым лицом, хотя в медиа традиционно появляется в балаклаве. Нам пришлось уговорить Семенченко надеть балаклаву, чтобы записать это интервью на камеру.

Ярош и Семенченко с улыбкой пожали друг другу руки.

Ярош: Багато один про одного чули і бачили...

Семенченко: Да, по российскому ТВ особенно.

Ярош: Да уж…

Семенченко: Будет же истерика у российского телевидения – мы же в виртуальном мире их фантазий живем!

УП: Я вот спрашивал у Дмитрия, теперь у вас спрошу: есть ли какая-то ревность и непонимание между днепропетровскими и донецкими? Коломойский говорит об присоединении одних районов к Днепропетровской области, вам очевидно это не нравится… Это сказывается на взаимоотношениях между батальонами?

Ярош: У мене відповідь була однозначна, що немає…

Семенченко: Так мы только что познакомились! Какая может быть ревность, если мы друг о друге только в газетах читали! Ну, наверное, на уровне пацанов какие-то есть моменты, им хочется совершать подвиги, но это нормально…

УП: По поводу обеспечения – кто из вас больше обеспечен?

Ярош: (обидва сміються) Ну ми більше вивчаємо їх, ніж один одного...

УП: Ну я так понял, что у вас больше, поскольку у вас есть конкретный спонсор…

Ярош: Ну чого ви мене так до Коломойскього прив’язуєте! Повірте, що це різні речі: забезпечення від Коломойскього і те, що ми дістаємо. Нам кожен тепловізор або прибор нічного бачення без будь-якої участі Коломойського дістається. Це можливо у територіальної оборони інакше…

Семенченко: У них, судя по всему, также как и у нас. Нам Игорь Валерьевич дал лагерь и на этом вся помощь его закончилась. Вам тоже наверное дал лагерь?

Ярош: Ні, нам не Ігор Валерійович дав табір…

УП: А говорят, что вам в Днепропетровске выделили целую гостиницу – это правда?

Ярош: Готель в Дніпрі? Ні, не він, але людина з обласної адміністрації.

УП: Хто саме – Філатов чи Корбан?

Ярош: Ну, так один з них.

УП: Я уже спрашивал у Дмитрия, когда это может закончиться, он сказал, что несколько месяцев. Что вы думаете об этом?

Ярош: Я не думаю, що в нас є шанси завершити війну у короткостроковій перспективі, за два тижня чи місяць. Я думаю, що декілька місяців все одно на це знадобиться. І дуже багато буде залежати від політичної волі керівництва — продовжити цю операцію, якими ресурсам і наскільки активно.

Тому зеро зараз, незважаючи на неодноразові звернення польових командирів, нажаль, ми бачимо, що і забезпечення і логістика страждають. Зв’язком бойові частини не забезпечені.

Уявіть собі, що досі вогонь артилерії коригують по мобільному телефону! Це важко уявити в якійсь нормальній армії світу. Але є надія, що це буде виправлено і призначення на посаду міністра оброни Валерія Гелетея та керівника Генштабу є абсолютно виправданими.

УП: А ви особисто знайомі з новим міністром?

Ярош: Так, я знайомий з паном Гелетеєм деякий час і бачу, що це справді бойовий генерал, незважаючи на те, що він робив кар’єру в міністерстві внутрішніх справ. Думаю, що він генерально зможе досягнути результату саме на цій посаді. Бо безпосереднє планування будь-яих масштабних операцій – це функція Генштабу і генерал Муженко достатньо серйозно себе проявив під час АТО.

Семенченко: Я думаю, что это продлится несколько месяцев. Дело в том, что это начало куда более серьезной истории.

УП: Существуют опасения, что после окончания войны, многие не сложат оружие – кто-то пойдет на Киев, кто-то станет частной армией… У вас есть такие опасения?

Ярош: Поствоєнний синдром звісно буде, і зрозуміло, що якась частина людей буде жити не по правилах держави. Але при всьому тому, я думаю, що переважна більшість добровольців хоче нормального життя і я переконаний, що вони увіллються в нормальне життя.

УП: А вы сами – пойдете в политику или будете и дальше продолжать военную карьеру?

Ярош: Подивимось, побачимо. Поки що ніяких планів немає.

Семенченко: Хрен его знает… Давайте доживем сначала.

УП: Это интервью возможно будет смотреть кто-то из высшего руководства – Гелетей или Порошенко. Вы можете к ним обратиться напрямую.

Ярош: Та я з ними і так спілкуюсь частенько. А на війні публічні заяви не завжди корисні.

Семенченко: Ну я тоже общаюсь… Но что я хочу сказать: дайте більше зброї!

Ярош: О! Це підтримую! Навіть хай буде публічна заява.

УП: Дуже багато військових висловлюють претензії щодо прикордонників, які допускають на територію держави зброю та бойовиків з Росії. У вас є такі претензії?

Ярош: Прикордонна служба своїми ресурсами закрити кордон невзмозі. Але чи вона завжди адекватно діє – це вже питання до конкретних осіб. Як на мене – не завжди. І коли була ситуація з луганським пунктом, який блокувався, і в багатьох інших випадках. Тому мені здається, що пан Литвин не на своєму місці. І я переконаний, що цю людину треба міняти.

Семенченко: Давайте так. Этот человек из прошлого. Прошлое границы – это коррупция, контрабанда и ни в коем случае не героизм при ее защите. Если мы хотим героизма, значит, нужно его убирать и ставить новых людей. Не могут старые мехи делать новое вино.

(В день публикации этого интервью стало известно, что в руководстве Госпогранслужбы готовятся кадровые изменения, результатом которых станет отстранение Николая Литвина от охраны государственной границы)

УП: В ваших регионах, где вы родились и выросли, в разное время были разные хозяева областей. Хозяином Донбасса называли Рината Ахметова, сейчас хозяином Днепропетровска называют Игоря Коломойского. Вы можете проанализировать действия этих людей? Действительно ли Коломойский делает то, что делает, искренне или за этим есть расчет?

Ярош: Коломойський змушений робити те, що він змушений робити. Тому що революцію робив не Коломойський, а робила національно-свідома українська громада, а він вже став губернатором, скориставшись певними плодами революції. А зараз, відчуваючи настрій дніпропетровців, він все ж таки проводить державницьку політику. Як тільки він перестане це робити, люди його скинуть з цієї посади теж. Все дуже просто.

Семенченко: Я за то, чтобы роль олигархов уменьшалась. Они должны бать богатыми людьми, исправно платить налоги и не лезть в политику. А про Игоря Валерьевича Коломойского я могу сказать, что это умнейший человек и сейчас его позиции совпадают с позицией Украины, но в принципе бизнес должен быть отделен от управления государством.

УП: А что случилось с Ахметовым – он сдал регион или вынужден был сдать регион?

Ярош: Я думаю, що все ж таки ми перебільшуємо роль Ахметова на Донбасі. І в принципі ситуація це веж показала. Міфи про те, що він контролює все і вся, посипались в одну мить.

Не виключено, що після революції люди Ахметова або він сам накачували ситуацію, щоб впливати на Київ. Фактів у мене немає, але оперативна інформація така до мене доходила.

Очевидно, вони занадто перекачали ситуацію і він вимушений був втекти зі свого Донбасу кудись під Київ, здається в Конча-Заспу. Тому не можна перебільшувати роль олігархів. Як правило це закінчується великою кров’ю.

Семенченко: Как ни странно я почти согласен со всем, что сказал Дмитрий, хотя сам из другой области. Когда я увидел как Янукович выступал в Ростове, я подумал, "Господи, какой идиот нами правил!".

И понял, что телевидение – это великая вещь, которая увеличивает значимость и ум людей в десятки раз. В большинстве своем это дутые мифы.

Ринат Ахметов должен быть меценатом клуба "Шахтер", платить налоги и зарплату своим рабочим. Ни в коем случае он не должен заниматься судьбами государства. Для этого есть народ и его представители.

В день публикации этого интервью стало известно о похищении мэра города Курахово Сергея Сажко. Именно на подступах к этому городу и были замечены Семен Семенченко и Дмитрий Ярош. Позже на аккаунте "Правого сектора" в Facebook появилось сообщение, что мэр был задержан по подозрению в пособничестве сепаратистам. Однако официально эта информация пока не подтверждена.

23:31 07.07.2014
Кризис-менеджер: Геннадию Корбану понадобилось пару недель, чтобы войти в курс своих чиновничьих обязанностей в облгосадминистрации и начать действовать по-своему
Фото: Наталья Кравчук

Кризис-менеджер: Геннадию Корбану понадобилось пару недель, чтобы войти в курс своих чиновничьих обязанностей в облгосадминистрации и начать действовать по-своему

Геннадий Корбан, заместитель и правая рука губернатора Днепропетровщины Игоря Коломойского, рассказывает НВ, почему в его области удалось сделать то, что не получается во многих других

С приходом миллиардера Игоря Коломойского на должность главы Днепропетровской области регион стал образцом успешной местной политики. Одним из тех, кто приложил и продолжает прилагать к этому руку, является Геннадий Корбан, заместитель Коломойского.

Всего полгода назад его имя ассоциировались лишь с корпоративными войнами. Сегодня же он, “страшный и эффективный”, как говорят его друзья и враги, не отнимает, а строит, исправляет, вооружает, защищает и помогает. При этом остается человеком не очень публичным: “Софиты — это для Игоря Валерьевича [Коломойского], а я — в его тени”.

Поговорить с Корбаном —сложно: в его длинном кабинете с двумя огромными флагами — государственным и областным — до глубокой ночи толпятся посетители. Батальоны просят оружия и патронов, переселенцы — жилья, бизнесмены — справедливости, все остальные — денег или защиты. И это не считая текущих вопросов и звонков министров и олигархов. Геннадий Корбан принимает всех и тут же, с сигаретой в руке, решает проблемы.

— Как проходили ваши первые дни в роли заместителя губернатора?

— Немного странно. Когда я приходил на работу, все вставали и становились по стойке смирно. Я попросил больше этого не делать, чувствовать себя демократичнее и свободнее. А вообще, на первых совещаниях я плохо понимал, о чем идет речь.

Меня вводила в ступор система финансирования госбюджета и казны. Вплоть до того, что через некоторое время, присмотревшись к людям и сделав выводы об их квалификации, я вызывал их к себе по одному и просил откровенно объяснить, даже нарисовать процесс функционирования казначейства. К вечеру начинала гудеть голова.

Моя оперативная память не успевала обрабатывать полученную информацию. Адаптация заняла где‑то две недели, не больше. Но похвалю себя — я не стеснялся задавать вопросы.

Игорь Валерьевич [Коломойский] адаптировался, кстати, быстрее.

— Как вы восприняли его предложение поработать в облгосадминистрации?

— Никакого карьерного взлета я в этом для себя не видел. Было просто желание попробовать разобраться в ситуации и что‑то поменять. Что, как и где — я тогда не знал. Но хотелось доказать, что мы за какой‑то короткий период, имея опыт в бизнесе, можем сделать систему лучше.

Откуда начинать — было непонятно. Тем более что на меня была возложена достаточно сложная функция. Ко мне сразу пошли хлебники, транспортники, представители еще каких‑то отраслей, и приходилось применять метод ad hoc, арбитражного судьи. Они все ругали друг друга, чиновников. Это был кошмар, а я вообще плохо понимал, кто прав, а кто виноват. Нужно было быстро вникать.

— Что пришлось предпринять, чтобы чиновники работали хорошо?

— Всего-навсего поднять зарплату. Что странно, сделать законно это практически невозможно. Генри Форд говорил, что у работника есть два стимула: заработная плата и возможность ее лишиться. Поэтому многие чиновники, даже высокого звена, просто хотят стабильную, достойную зарплату. И они будут честно работать.

Я действительно вижу, что у них тогда глаза горят, другое настроение, другой подход к работе. К ним можно обратиться по рабочему вопросу в любое время. Безусловно, им и раньше что‑то эпизодически доплачивали, но мы установили четкие правила., и зарплаты больше не зависят от сезона, погоды и размера взяток.


Поговорить с Корбаном - сложно: в его длинном кабинете с двумя огромными флагами - государственным и областным - до глубокой ночи толпятся посетители / Наталья Кравчук
Поговорить с Корбаном — сложно: в его длинном кабинете с двумя огромными флагами — государственным и областным — до глубокой ночи толпятся посетители / Наталья Кравчук


— Когда вы осознали, что настоящая война совсем рядом?

— Не сразу. Когда мы пришли, то это еще не ощущалось так остро. Мы наблюдали за происходящим в Крыму, но казалось, что ничего страшного не случится, никакой референдум не состоится. А вот когда начались первые захваты в Донецкой области, мы собрались все вместе — Коломойский, я, [два других заместителя Коломойского] Слава Олейник и Боря Филатов — и поняли, что, кажется, грядет война.

— Что сделали в первую очередь?

— Открыл еще раз книгу Сунь Цзы Искусство войны. Я ее и раньше перечитывал, потому что корпоративные войны — это тоже войны, хоть без оружия и смертельных жертв. А в этой книге написано: “Когда ты слабый — делай вид, что ты сильный.

Когда ты сильный — делай вид, что ты слабый”. Тогда мы усиленно стали делать вид, что мы сильные, и резко начали демонстрировать, что наращиваем мускулы. Процесс шел крайне туго.

Мы с Коломойским днями и ночами ругались с заместителями министра внутренних дел, а потом и обороны, которые буквально не давали нам создавать батальоны.

— Как же они все‑таки появились?

— Мы были новаторами в этом плане, и это оказалось крайне трудно. Милиция буквально саботировала их появление, хотя министр [Арсен] Аваков воспринял нашу идею положительно и конструктивно и лично сопровождал этот процесс.

Но дергать его по любому поводу я считал неуместным и поэтому “долбал” его замов. Потом познакомился с советником министра внутренних дел Антоном Геращенко, и дело пошло быстрее.

Читайте также: Вагонетка с железными яйцами: зам Коломойского рассказал НВ о характере шефа

Везде нужно найти правильных людей, которые будут лоббировать твои интересы. В данном случае — интересы региона. Но с самого начала это был полный кошмар. Я готов был к стенке поставить всех милиционеров. Однажды прямо позвонил одному и спросил: “Где ты живешь?” Он испугался: “А что? Зачем?” “А я хочу сейчас приехать к тебе, поставить к стенке и расстрелять за саботаж”.

У военных такого ужаса не было. Они почти сразу продемонстрировали гибкость и готовность помогать. Поэтому остальные наши батальоны мы создавали уже при Министерстве обороны — как территориальные.

Теперь мне звонят губернаторы соседних областей узнать, что делать и к кому идти для их создания. Но вообще, эти батальоны — никакая не частная армия Коломойского, мы их обеспечиваем, мы им доплачиваем, но распоряжаются этими подразделениями Министерство обороны и МВД.

— Ваш опыт применим для разрешения конфликта в Донбассе?

— Именно наш и применим. Потому что мы с местным населением говорим на одном языке. Многие люди в Киеве и других регионах страны говорят совершенно на разных языках с жителями Донбасса. Мне трудно это объяснить, но я часто это наблюдал.

Например, когда я встречаюсь с добровольцами из Донбасса, то буквально мгновенно нахожу общий язык. А когда с ними общаются люди из Киева, диалога не получается. Когда говорят, что Донбасс надо услышать, то его жителей в буквальном смысле нужно научиться слышать.

— Что это означает?

— Им нужно помочь сформулировать мысль, понимаете? У них это не всегда получается, даже если они много говорят. И когда ты им помогаешь, вы становитесь единомышленниками. А люди из Киева вступают с ними в какую‑то перепалку. Трудно объяснить, как и почему это происходит. Надо научиться их слышать. Как ноты. Все ноты. И такие тоже. Не могу этого объяснить иначе. Это нормальные люди, но с ними нужно уметь разговаривать просто. И все.

— Чего же хочет Донбасс, что вы слышите?

— Это очень загнанные люди. Своими же донецкими — Януковичем и компанией. Они отнимали у них даже копанки и нелегальный бизнес. Когда мы проводили выборы в четырех донецких регионах, то главы комиссий спрашивали меня: “А какой должен быть результат?” Я даже терялся: “В каком смысле?” “Ну, сколько должно быть за каждого кандидата?” Я отвечал: “Нисколько. Сколько люди дадут, столько и будет”.

То есть они привыкли жить под гнетом. У них установлены какие‑то психологические ограничители в голове. И когда ты показываешь, что тебе от них ничего не надо, они с тобой начинают иначе говорить. Иногда стоит не учить, как делать, а просто просить: “Вам так удобно? А вот так? Удобно? Хорошо, но только под флагом Украины, годится?” Я не могу этого даже объяснить.

Многие донбассцы хотят быть в Украине и очень любят нашу страну. Но хотят сами получить возможность назначить себе глав районов, начальников милиции, прокуроров — местных, а не присланных из Киева. Там существует очень много стереотипов, и нужно дать людям возможность их преодолеть.


Место для жизни: Наблюдая за рабочим днем Корбана, трудно отделяться от от впечатления, что в своем кабинете он фактически живет / Наталья Кравчук
Место для жизни: Наблюдая за рабочим днем Корбана, трудно отделаться от от впечатления, что в своем кабинете он фактически живет / Наталья Кравчук


— Каким образом?

— Дать им вольную. Возможность элитам самим сформировать свою власть. Например, в Красноармейске есть шахта Красный Лиман, государственное предприятие. Я, допустим, собрал эти элиты и говорю: “Вам же надо как‑то жить. Вот есть государственная шахта. Вы должны назначить директора”. Донбасс должны эксплуатировать его жители.

— Так они его и эксплуатировали.

— Нет. Донбасс грабила кучка людей, а все остальные просто бедствовали. В этом, кстати, его отличие от Днепропетровска. Здесь никто ни на кого не давил, никто никогда не узурпировал бизнес-потоки. Если тут есть Коломойский, это не значит, что он тут контролирует все. А в Донецке, если ты строишь заправки, ты должен одну часть отдать мэру, вторую — Януковичу и только третью оставить себе. Вот такие неписаные законы у них существовали. Если ты что‑то делаешь, то ты уже должен. А у нас тут каждый крутится сам.

— Именно это и послужило причиной случившегося в этом регионе?

— Сначала, безусловно, это все было импортировано. Кому‑то — возможно, Януковичу или им всем — нужно было дестабилизировать ситуацию. А потом та часть, которая была унижена и бедствовала, которая была фактически маргинализована, поняла, что, взяв в руки оружие, она сможет получить все, чего ей не доставало в этой жизни. А дальше начался неуправляемый процесс.

— Что еще, кроме децентрализации, нужно Донбассу?

— Экономическая независимость.

— Какая же независимость у дотационного региона?

— Вот пусть они это и поймут! Им много лет подряд внушали, что они едва ли не кормильцы всей Украины. Они уверены, что Киев у них отнимет все доходы. Им много лет промывали мозги. Так вот, надо показать реальную ситуацию — не с экранов телевизоров, а по‑настоящему.

Пусть они свою копейку посчитают сами. Эти мифы нужно развеивать, и не посредством телевидения. Также там осталось много государственных предприятий, которые, оказывается, давно крепко поделены. И только местные должны ими управлять. Не из Киева, не из правительства. Пусть решают сами, кто именно. Потому что это базовый экономический актив. Все войны всегда начинаются по экономическим причинам. Давайте этот фактор устраним.

Из людей с оружием нужно сформировать новую милицию, новую прокуратуру. Например, к нам пришел парень — теперь он командир батальона Шахтерск. Отличный парень. Не быдло, не жлоб, не производит впечатление донецкого человека. Однако семь судимостей за плечами. Знаете, за что? Там окно ментам разбил, там порезал шины. А почему? Заколебали, все время лезли в его бизнес. У него копанки. А я бы его назначил главой районной администрации. И поверьте, там был бы порядок.

Не надо этого бояться. Мало найти там этих людей. Надо уметь им довериться. Надо дать им возможность кормиться в своем доме, тогда они не станут там гадить.

— Если не удастся договориться с Донбассом, что тогда?

— Жестко зачищать этот регион. Вводить военное положение, военную комендатуру, которая будет обладать абсолютной властью — мэра, прокурора, суда. Другого пути нет.

Дать возможность населению покинуть зону конфликта. На самом деле этих боевиков там не так много. Если армия и АТО начнут решительные действия [интервью состоялось 27 июня, до начала новой активной фазы АТО], то, в принципе, можно очень быстро закончить военные действия. Да, будет какая‑то партизанщина в течение еще каких‑то нескольких лет, но на уровне полицейской операции уже, которая зачистит остатки банд.

— Это если новые боевики не будут приезжать из России.

— Вот для этого и нужно закрыть границу. Мы предложили построить стену, идея была Коломойского. Первый разговор о стене состоялся еще с [экс-главой Администрации президента Сергеем] Пашинским в начале мая.

Потом мы нашли тех, кто может этот проект выполнить, и просчитали, во сколько все обойдется. Мы думаем, что это выгодно для государства. Мало того, что физически будет перекрыта граница, она еще и остановит поток контрабанды.

— Недавно исполнилось 100 дней пребывания вашей команды у власти. Подытожьте коротко, что у вас получилось.

— Мы сделали так, что люди, которые здесь живут, начали нам доверять. Это самый большой капитал власти. Чтобы побороть коррупцию и бюрократию, нужны годы и время. А самое главное, чего мы добились,— защитили людей и заслужили их доверие. Мы дали им то, чего они ждали,— защиту и справедливость.

— И готовы уйти, если так решит президент?

— Да, если кто‑то решит, что мы недостойны,— мы уйдем. Как на это отреагирует местное население — уже другой вопрос. Мы не держимся за власть. Она нужна тому, кто на ней зарабатывает. Мы заработали до этого. А до нас приходили те, кто хотел именно заработать на власти.

— При этом именно Укртатнафта Коломойского получила без тендера контракт на поставку топлива Вооруженным силам Украины.

— А кто должен был? Что у нас еще работает, кроме Укртатнафты? Лисичанский нефтеперерабатывающий завод Линос? Он принадлежит русским. И стоит [не работает].

Одесский нефтеперерабатывающий завод? Принадлежал Лукойлу, а потом его купил [бежавший миллиардер Сергей] Курченко. Он тоже стоит. Два завода нефтеперерабатывающих в Западной Украине морально устарели и тоже стоят. Поэтому кто нас сейчас обвинит в том, что мы когда‑то зря отсудили Укртатнафту у русских?

Знаете, за что Путин ненавидит Коломойского? Не только и не столько за то, что он поднял Днепропетровскую область, выстроил границу, оборону. А прежде всего за то, что, если бы Укртатнафта принадлежала сейчас россиянам, не ездили бы теперь танки, не летали самолеты. Поэтому этот тендер больше некому было выигрывать. Остальные заводы не работают.

— А техническая нефть, которую откачали якобы на хранение компании Коломойского?

— Так и было. Тут у него вообще сработало особое чутье. Этот вопрос поднимался впервые еще в апреле. Я был свидетелем. Когда только-только начались какие‑то заварушки в Луганской области, он сразу же дал команду выкачать там техническую нефть из нефтепровода.

Тогда сразу поднялся скандал. А давайте подумаем, если бы он этого не сделал, что было бы? Эту нефть откачал и переработал бы Линос и отдал бы ее кому? ЛНР. Которая, кстати, на сегодняшний день испытывают дефицит топлива из‑за того, что мы остановили все заправки в Донбассе и не даем им возможности заправляться.

Читайте также: Репортаж из расположения "армии Коломойского" — знаменитого батальона Днепр-1

Вся эта техническая нефть в сохранности, никуда не делась, находится на балансе государственной компании Укртранснафта. А ее, кстати, можно переработать в керосин и отдать военным, но такого разрешения никто не дает. Почему‑то. Одним словом, Коломойский — единственный национальный переработчик нефти в Украине. На кого легче повлиять президенту — на Коломойского или Линос, который принадлежит ТНК-BP? Я сам, честно говоря, сперва не понял, зачем он все это делает с нефтью. А теперь думаю — хорошо, что успел.

— ПриватБанк тоже получил почти половину средств из выделенных всем банкам в интересах исключительно государства?

— ПриватБанк — самый крупный системный банк в стране. Он терпит убытки в Крыму, Донецкой и Луганской областях, Москве. Почему, например, не громят ахметовский ПУМБ? Потому что бенефициарии Привата заняли четкую патриотическую позицию. Мне кажется нормальным, что государство его поддерживает в сложившейся ситуации.

— Вы лично много лет знаете всех украинских олигархов. Какие настроения у них сейчас? Коломойский для них пример в плане финансовой помощи армии и борьбы с сепаратизмом?

— Коломойский для них кошмар, а не пример. Так и напишите. Они все боятся усиления его влияния, его популярности у людей.

— Кто‑нибудь из знаменитых и влиятельных днепропетровцев помогает вам? Виктор Пинчук? Юлия Тимошенко?

— Нет. Даже не предлагают. Да мы и не просим. Средний и мелкий бизнес, обычные граждане помогают больше, чем олигархи и известные люди.

— Что происходит с Ринатом Ахметовым сейчас?

— Мы довольно редко общаемся в последнее время, но я могу сказать, что ожидал от него более серьезной позиции. Но он занял ту, что есть, и имеет на нее право. Другое дело, что она ни к чему не привела. Мне трудно дать ему оценку. Он слегка… самообманулся. Ахметов действительно пользовался в Донбассе популярностью.

Люди ему доверяли, как сейчас Коломойскому. Думаю, они ждали каких‑то конкретных шагов, а он самоустранился. Из-за чего теперь страдает и репутационно, и материально. Мало все время произносить слово “мир”, нужно его обеспечивать. А его выступления, на которые все надеялись, закончились просто гудком.

— Из кабинета вы обычно выходите глубокой ночью. Что помогает работать?

— Самодисциплина. Я руководствуюсь простым принципом — ничего не откладываю. Стоит мне отложить любое поручение или вопрос — все, он гибнет в дебрях бюрократии, исполнителей или чего‑то еще. Я не раз замечал, что, если что‑то перепоручаю и забываю проконтролировать, все пропадает.

Дисциплина заключается даже в том, чтобы перепроверить, выполнено ли поручение, которое ты дал. Этого очень не хватает и населению в целом, и власти особенно. Я очень дисциплинирован сам и заставляю дисциплинироваться других — даже если нужно применять кнут для этого.

20:18 17.06.2014

Стороны подписали Меморандум о сотрудничестве.

Во вторник, 17 июня, в Днепропетровске Мустафа Джемилев подписал Меморандум о сотрудничестве с губернатором Игорем Коломойским.

В ходе пресс-конференции стало известно о создании нового Министерства, которое будет заниматься делами возвращения Крыма и устройством беженцев с оккупированной территории, а так же и Луганской и Донецкой областей. По словам Мустафы Джемилева, сейчас Украина надеется на помощь западных партнеров в этом вопросе и на гарантии территориальной целостности, в частности – со стороны США, которые были даны перед сдачей страной ядерного оружия.

— Если они ничего не сделают, все поймут, что верить им больше нельзя, — заявил он.

В Днепропетровске достроят метро >>>

Помимо этого, стороны, в соответствии с меморандумом, договорились о следующем:

1. Проводить совместные научные и научно-практические конференции по истории, языка, образования, культуры.

2. Реализовать совместные проекты, способствующие развитию молодежи крымскотатарского народа и молодежи Днепропетровской области.

3. Обеспечивать право крымскотатарского народа и представителей национальных меньшинств на территории Днепропетровской области на широкие возможности участия в культурном процессе духовного обогащения благодаря развитию произведений современного искусства и сохранению культурного наследия своего собственного и других народов.

4. Создать условия для межнационального и межкультурного диалога между крымскотатарским народом и представителями всех национальностей Днепропетровской области.

5. Поддерживать крымскотатарский народ как коренной народ Крымского полуострова в борьбе за возвращение Автономной Республики Крым в состав суверенного и независимого Украинского государства.

6. Предоставлять в рамках действующего законодательства всестороннюю поддержку семьям, которые прибыли на жительство в Днепропетровскую область с территории Автономной Республики Крым и г. Севастополя.

7. Создать условия для:

перевод на обучение в высшие учебные заведения Днепропетровской области студентов, обучающихся в высших учебных заведениях, расположенных на территории Автономной Республики Крым и г. Севастополя; внешнего независимого оценивания и поступления абитуриентов в высшие учебные заведения, расположенных в Днепропетровской области.

8. Способствовать защите и реализации неотъемлемого права на самоопределение крымскотатарского народа в составе суверенной и независимой Украины, в частности на территории Днепропетровской области.

9. Поддерживать и способствовать развитию экономических, политических, социальных, информационных, культурных и иных связей с гражданами Украины, которые проживают на временно оккупированной территории — в Автономной Республике Крым.

10. Поддерживать добрососедские отношения с Меджлисом крымскотатарского народа, исполнительным органом Курултая крымскотатарского народа и Курултаем как высшим представительным органом крымскотатарского народа.

11. Нарушить ходатайство перед Кабинетом Министров Украины о создании Министерства по вопросам Автономной Республики Крым для урегулирования вопросов, связанных с защитой интересов граждан аннексированной территории.

12. Немедленно решить вопрос получения выпускниками общеобразовательных учебных заведений из Автономной Республики Крым и восточных территорий Украины аттестатов о среднем образовании установленного образца в соответствии с законодательством Украины.

13. Обратиться в Министерство образования и науки Украины по вопросам дополнительной квоты для поступления абитуриентов из Автономной Республики Крым, которые изъявили желание учиться на материковой части Украины, в учебные заведения по государственному заказу.

14. Разработать совместную с Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев программу по созданию мест компактного проживания для временно перемещенных лиц.

15. Содействовать внесению изменений в земельное законодательство Украины с целью получения правоустанавливающих документов на земельные участки, расположенные на территории Крыма, гражданами Украины, которые прибыли с аннексированной территории.

16. Обеспечить взаимодействие с Министерством внутренних дел, в том числе с Государственной миграционной службой Украины, относительно упрощения процедуры регистрации места проживания лиц, временно переселенных из аннексированной территории.

17. Оказывать юридическую, консультативную и любую другую помощь временно переселенным гражданам.

Важные новости

"Скорые" промчались по Днепропетровску с 19 раненными бойцами >>>

Задай вопрос губернатору Днепропетровской области Игорю Коломойскому >>>

11:02 15.06.2014

http://dp.vgorode.ua/news/226336/Предложение команды Коломойского относительно строительства укрепленной стены вдоль границы с Россией — это удачный пиар-ход главы Днепропетровской ОГА.

Такое мнение в комментарии Gazeta.ua высказал политолог Андрей Золотарев.

"Это скорее некая политическая инвестиция, чем идея, которая будет реализована практически", — сказал политолог.

По мнению Золотарева, строить стену, тогда когда российско-украинская граница проходит через населенные пункты — по дворам людей — несерьезно.

"Есть другие технические и эффективные средства контроля: мобильные радары, беспилотники. На дворе 21 век. К тому же, любая укрепленная линия не решала проблему защиты страны", — отметил эксперт.

Комментируя резкий рост рейтинга Коломойского, политолог отметил, что олигарх обеспечил его благодаря стабильности и порядку на Днепропетровщине.

"Кто бы сейчас не был президентом Украины, он вынужден договариваться с Коломойским. Потому что Коломойский оказался этакой точкой силы среди хаоса и нестабильности. А люди в таких ситуациях тянутся к таким точкам силы. Это и работает на его рейтинг. Коломойский сумел обеспечить на Днепропетровщине стабильность и какой-то порядок", — пояснил Золотарев.

Однако, несмотря на рост рейтинга, Коломойский, по мнению эксперта, не стремится к высоким должностям в политике, в частности к премьерству.

"Я не уверен, что Коломойскому нужно премьерство. Пойдет ли он в политику — вопрос риторический. Коломойский в первую очередь — бизнесмен. Он не альтруист. А у бизнесмена — что? Купил, продал, получил прибыль. Будем думать, какую прибыль имеет в виду Коломойский ", — сказал эксперт.

Укрепляя свои позиции на Днепропетровщине, олигарх не только защищает свой бизнес. "В Днепропетровске крупнейший в мире еврейский культурный центр. И представте себе, если бы там происходило что-то вроде того, что в Донецке?", — отметил эксперт.

Напомним, что заместитель председателя Днепропетровской облгосадминистрации Геннадий Корбан передал в администрацию президента Украины инженерный проект и технико-экономическое обоснование строительства укрепленной стены вдоль границы с Россией протяженностью в 1920 км и стоимостью около EUR 100 млн.

"Этот проект — предложение председателя Днепропетровской облгосадминистрации Игоря Коломойского. Задача данного проекта — недопущение физического проникновения со стороны государства, которое ведет агрессию против нашей страны", — заявил Корбан.

Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
RSS Андрій Марченко
Войти